ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ НОВОСИБИРСКА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Перемещение в годы Великой Отечественной войны в Сибирь промышленности и науки, бурное развитие производительных сил в послевоенный период на основе В использования сырьевых и топливно-энергетических ресурсов края вызвало значительный рост городского населения и более интенсивные процессы расселения в отдельных, наиболее благоприятных в экономическом отношении, зонах. В отличие от европейской части страны, где послевоенный период был восстановительным, в Сибири В 50-е годы стали исходным рубежом нового этапа народнохозяйственного развития существующих и освоения В новых ареалов расселения.

В результате концентрации промышленного производства и других градообразующих функций в наиболее крупных старых и формирующихся новых городах средний размер их к 50-м годам, по сравнению с довоенным периодом, увеличился с 170—180 тыс. до 280 тыс. человек, а такие города, как Новосибирск и Омск, вошли в категорию крупнейших с населением свыше 500 тыс. человек. Общий характер расселения в это время становится централизованным.

В отличие от начальной стадии индустриализации Сибири в 50—60-е годы центр тяжести в размещении производительных сил и расселения перемещается в восточные районы Сибири, в зону потенциальных сырьевых и гидроэнергетических ресурсов. В Новосибирске концентрируется весь промышленно-научный потенциал области и все сопутствующие и обслуживающие городские функции. Из-за преимущественного роста областного центра не развивались малые города, что привело к серьезной диспропорции в размещении производства и других градообразующих факторов, обслуживающей сферы и благоустройства. Такая ситуация не способствовала развитию вокруг Новосибирска необходимой системы агломерации малых городов различного профиля, таких, как курортные, туристическо-рекреационные, агрогорода, исторические и другие, что во многом обедняло весь Новосибирский район расселения, в том числе и сам город-центр. Такие исторические поселения, как Колывань, Сузун и другие, с интересным наследием, лишь означались в проектных схемах расселения, но в восстановительный послевоенный период еще не получили экономических стимулов для благоустройства и сохранения исторической среды.

Победоносное завершение Великой Отечественной войны и последовавший процесс восстановления народного хозяйства способствовали большой градостроительной активности во всех районах страны. В Новосибирске 1944—1945 годы ознаменовались корректировкой генплана города с учетом изменений, прошедших в его застройке с перемещением сюда ряда промышленных предприятий и предстоящими задачами реконструкции (Корректировка генплана Новосибирска в 1944—1945 и в последующие годы (1951—1952) выполнялась под руководством архитекторов И. С. Соколова-Добрева, А. Ф. Якусевича, О. А. Шталя.). При корректировке генплана подтверждалась расчетная численность населения, определенная еще в 1926—1927 годах в 1000—1400 тыс. жителей. Однако в утверждающих инстанциях она была снижена до 850 тыс. при существующем населении к 1945 году — 605 тыс. человек. Уменьшение расчетной численности населения произошло из-за исключения из проектной структуры на перспективный срок территории «Ключ-Камышенского плато». В композиционно-планировочном отношении схема не внесла существенных изменений в прежнюю проектную структуру. Особое внимание было уделено проекту центра, что во многом предопределялось общим духовным эмоциональным подъемом в стране после окончания войны и стремлением придать городу более яркий, обновленный выразительный облик, который бы отразил победоносный триумф народа. Эта тенденция стала основным лейтмотивом в застройке советских городов в восстановительный период.

Общеизвестно, что национальная градостроительная традиция в различные времена характеризовалась установкой памятных архитектурных произведений, чаще высотных, в честь важных исторических событий,   в том числе и ратных подвигов.  Предпочтение общества отдается обычно тем высотным сооружениям, силуэт и доминирующее значение которых органично связано с уникальностью места, его общественным или ландшафтным значением. Следствием этих национальных традиций явилось постановление правительства  (январь 1947 года) о строительстве в Москве комплекса высотных здании. В нем  говорилось, что «это решение знаменует новый исторический этап в многолетней работе по реконструкции Москвы. Перед архитекторами и строителями поставлена в высшей степени ответственная задача — создать ряд высотных сооружений, которые должны явиться как по размерам, так и по своим техническим особенностям и архитектуре новым видом строительства...». И далее: «...Проектируемые здания не должны повторять образцы известных за границей многоэтажных зданий». Постепенно идея строительства высотных зданий в Москве переросла в целое направление в советской архитектуре. Архитектура, символизируя великий подвиг советского  народа в годы войны доступными, понятными монументальными градостроительными средствами, раскрывала тему победы. Все это глубоко осело в профессиональном сознании архитекторов и нашло отражение при рассмотрении схемы развития Новосибирска. Поэтому в проекте реконструкции  городского  центра   (архитекторы  И. И.  Соколов-Добрев, Р. М. Окунева, А. Ф. Якусевич), который разрабатывался в 1945—1948 годах, наряду с другими задачами реализации генеральной схемы решалась и проработка общего  силуэта  прибрежной  панорамы,  и  объемно-пространственных решений основных  ансамблей.  В  основу композиции всего центра был положен принцип выявления  главных  общественных  узлов  и  его ландшафтных особенностей путем фиксации этих мест постановкой высотных сооружений.

Большое значение, которое придавалось вопросам создания городского  силуэта, было не случайным  и для градостроительных условий Новосибирска того периода особенно оправдано. Город, раскинувшийся на огромной территории, расчлененной  2—3-километровым пространством реки Оби с крупным планировочным масштабом, имел невыразительную монотонную панораму застройки, среди которой выделялся лишь статичный объем театра оперы и балета. Глубинное по отношению к реке, но высокое по отметкам положение главных улиц и площадей предопределяло их фиксацию в пространстве высотными ориентирами, которые должны были определить силуэт и границы основного центра и его элементов в системе города. Поэтому высотные административные здания, намеченные в проекте, подчеркивали ландшафтный гребень, вдоль которого проходили главные композиционные оси: Октябрьский и Красный проспекты с тремя площадями (Октябрьской, площадь Облисполкома и им. В. И. Ленина). Четвертая вертикаль на Октябрьском проспекте фиксировала высотную бровку долины реки Каменки. Таким образом, город получал ясную, логическую пространственную проектную основу с выразительным силуэтом правобережной панорамы, обладающую также определенной информативностью в отношении ориентации на главные общественные узлы центра. Проектом детальной планировки городского центра предусматривалась и реконструкция главной площади им В. И. Ленина с доминирующим объемом театра оперы и балета.

Строительство первого коммунального моста через Обь предопределило необходимость в разработке проекта детальной планировки и для застройки обширного свободного плато левобережья. Город, расположенный на крупной сибирской реке и зародившийся у ее правого берега, в дальнейшем до строительства моста формировался в удалении от нее у железнодорожной станции «Западная» на левом берегу и был отрезан от реки Транссибирской и Алтайской магистралями в основной правобережной части. В связи с этим в 50-х годах коллектив ленинградских архитекторов под руководством архитектора Г. Я. Гладштейна выполнил проект планировки: Центра левобережья. Совершенно новая проектная градостроительная схема и архитектурно-композиционная концепция накладывалась на территорию, в пределах которой в 30-х годах проектировался левобережный соцгород. Своеобразный градостроительный сценарий предусматривал последовательное развитие пространственной Композиции вдоль главной планировочной оси — проспекта К. Маркса от прибрежного плато реки Оби в глубину к главной площади. Предместная площадь как входной узел в левобережную часть центра решалась в форме монументальных пропилеев с постановкой башенных объемов, фиксирующих начало проспекта К. Маркса. Кульминационным элементом всей композиции являлась главная площадь района, где по оси проспекта размещался высотный объем административного здания как главная силуэтная доминанта всего левобережья. В торжественно-монументальном характере выполнен архитектором В. К. Петровским и проект комплекса Ипподромского (Центрального) рынка. Центральный объем главного корпуса с парадной проезжей аркой завершен башней со шпилем, а общий характер архитектуры протяженного фасада вызывает определенные ассоциации с образом гостиных дворов и торговых рядов конца XVIII — начала XIX столетий. Башенные завершения со шпилем становятся непременным атрибутом при проектировании ансамблей улиц и площадей. Интересное проектное решение жилого дома с башней на площади им. В. И. Ленина предложили архитекторы А. С. Михайлов, С. П. Скобликов и Г. Ф. Кравцов. Это могло значительно обогатить композицию всего пространства перед театром оперы и балета, благодаря контрастному сочетанию стройного изящного башенного завершения со статичным объемом театра.

Естественно, что реализация проектных решений по созданию крупных ансамблей и уникальных сооружений в годы, когда неотложными задачами были восстановление городов и сел на освобожденных территориях, становилась проблематичной. Тем не менее постановка высотных сооружений диктовалась градостроительными соображениями, ибо повышение этажности массовой жилой застройки требовало нового крупного масштаба доминирующих остросилуэтных элементов в общей панораме городского пространства. Еще в начале 1941 года А. Д. Крячков высказал мнение о том, что следовало бы принимать меры по изменению однообразного и скучного силуэта города. Он не раз подчеркивал, что «необходимо наметить высокие точки и продумать вопросы застройки этих участков» (Стенограмма совещания архитекторов по вопросу рассмотрения генеральной схемы планировки Новосибирска.— Февраль 1941,—Новосибирский городской архив,— Ф, 33—Оп, 1.— Д. 410 ).

Приходится лишь сожалеть, что значительное отставание темпов строительства монументальных   зданий в Новосибирске в послевоенный период по сравнению с другими городами европейской части страны не позволило своевременно реализовать многие интересные проекты в связи с изменившейся впоследствии градостроительной политикой. Именно поэтому возрастает значение проектных материалов, хотя и нереализованных, но отражающих общий патриотический подъем в творческой деятельности Новосибирска этого периода. Представляет интерес также широкий ансамблевый подход к решению градостроительных задач на основе определенного идейно-смыслового сценарного содержания.

Несмотря на то, что ряд крупных градостроительных замыслов не получил воплощения, 50-е годы ознаменовались в Новосибирске строительством целого ряда жилых и общественных зданий и комплексов, в архитектуре которых получило отражение общее направление советской архитектуры, характеризующееся обращением к национальному и мировому наследию. Ориентация на классическое наследие в послевоенный период, так же как и на высотное строительство, была не случайной, ибо здесь устанавливались определенные ассоциативные связи с атмосферой и образами русской национальной архитектуры начала XIX столетия, так называемого «русского ампира» — стиля периода победы русских над Наполеоном. Восстановление Москвы и других русских городов после Отечественной войны 1812 года способствовало расцвету русской национальной архитектуры. В это же время, как известно, прогрессивная русская" архитектура начала XIX века формировалась в обстановке нарастающей борьбы с самодержавием и крепостничеством. Архитектурное творчество во многом вдохновлялось идеями просветителей и исходило из понимания воспитательной и облагораживающей роли искусства. В сущности обращение к классическому наследию в послевоенные годы было глубоко национальным по духу, форме и стилистической трактовке явлением, ибо Великая Отечественная война принесла освобождение многим народам мира. Проводниками этого направления в советской архитектуре была группа крупных мастеров архитектуры и их последователей—апологетов классики и русской национальной архитектуры — И. В. Жолтовский, В. А. Щусев, М. Парусников, Г. П. Гольц  и др.

Следует отметить, что направленность в архитектуре послевоенного времени связана и с другими, более сложными, истоками периода культа личности, породившего дух излишней помпезности. Что касается сибирских городов, и в частности Новосибирска, то здесь архитектура 50-х годов характеризуется более сдержанным характером в использовании композиционных  и декоративно-пластических приемов,   характерных для классики. Во многом это вызвано более ограниченными экономическими возможностями по сравнению со столичными европейскими центрами, восстанавливающимися из руин городами-героями и изменением статуса Новосибирска. Если в 1920—1930 годы город котировался как сибирский центр и застройка его имела всесоюзный и даже мировой престижный резонанс, связанный с общим  социально-экономическим  подъемом Сибири, то  в  послевоенный  период он застраивается по более ординарным меркам областного центра с соответствующими ассигнованиями. Тем не менее в это время в городе строится целый ряд учебных, административных и общественных зданий с довольно представительной архитектурой, с портиками, колоннадами и другими атрибутами классики. Это  прежде  всего такие крупные объекты, как здания института инженеров железнодорожного транспорта (архитектор В. С. Масленников), строительного института (архитекторы Р. М. Окунева, Б. И. Оглы,  Н. М. Невитов), Западно-Сибирского филиала АН СССР (архитекторы А. Д. Крячков, Н. Г. Васильев), здание Совнархоза (архитектор Н. Ф. Храненко), городского аэропорта (архитектор О. И. Жигалова), техникума на станции Инская, кинотеатра «Победа» (авторы реконструкции архитекторы Г. Ф.  Кравцов, Б. А. Биткин, А. П. Мордвов) и т. д. В ряде случаев при реконструкции фасадов, их декорировании имело место и прямое цитирование столичных образцов послевоенного времени. Так, например, в одном из проектов реконструкции  фасада  здания  Новосибирского  горисполкома  была сделана попытка повторить фасадное решение здания Моссовета, которое в тот период широко популяризировалось в печати.

Следует отметить, что при размещении таких значительных по объему и активных по выразительности зданий не всегда учитывались их градостроительные возможности как объектов, которые при соответствующей постановке могут выполнять доминирующую роль в композиции отдельных городских ансамблей. Монументальные сооружения института железнодорожного транспорта, Западно-Сибирского филиала АН СССР, например, величественными парадными портиками в системе рядовой уличной застройки не воспринимаются так, как это могло быть в системе площади или при замыкании перспектив улиц и проспектов. Удачнее в этом отношении решена постановка дворцов культуры в новых жилых районах города («Красная горка», район ул. Мира), где они являются центрами композиции, а их архитектура решена в характере окружающей жилой застройки. Большое внимание в этот период уделяется ансамблевому ре¬шению жилой застройки, особенно проработке значительных отрезков архитектуры главных магистралей и площадей, существующих и проектируемых. Выполняются проекты застройки Вокзальной магистрали (архитектор В. К. Петровский), ул. Станиславского (архитектор Н. Ф. Храненко), проспекта и площади К. Маркса (архитектор Г. Я. Гладштейн), площади Калинина (архитекторы К. Е. Осипов и В. А. Добролюбов).

В архитектуре жилого комплекса по ул. Станиславского (автор проекта архитектор Н. Ф. Храненко) удачно решена градостроительная и художественно-образная задача. Закрепление углов раскрытия пространства с организацией курдонёра перед центральным повышенным объемом придает улице необходимую парадность, и в то же время архитектура здания отражает характер жилого дома благодаря художественному акцентированию в пластике фасадов эркеров, балконов, лоджий, светлой тональности штукатурки, использованием росписи сграффито (Сграффито — прием в монументальной живописи. Его технология состоит в нанесении слоев штукатурки разного цвета на стену, после чего отдельные слои снимаются, выявляя тот или иной рисунок). Интересное градостроительное решение было принято при проектировании жилого дома на площади Облисполкома (архитектор В. К. Петровский).

Эти же качества характерны и для жилых домов архитектора Н. Ф. Храненко, которые пространственно фиксируют начало участка Красного проспекта от ул. Писарева. Два венчающих верхних этажа портика с колоннами по обеим сторонам проспекта являются своеобразными въездными пропилеями и воспринимаются при подъезде с дальних точек. Используя жилую застройку для формирования ансамблей улиц и площадей, архитекторы разрабатывают определенный градостроительный сценарий с выделением главных элементов у пересечений магистралей, их начала и завершения. При разработке проекта застройки Красного проспекта, например, такими местами стали пересечения Красного проспекта с Октябрьской магистралью у Дома Ленина, с ул. Писарева, с магистралями у площади Калинина, перед дамбой при въезде на проспект со стороны городского аэропорта. В этих местах жилые дома характеризуются большой выразительностью и масштабом, соответствующим градостроительному значению места. Например, площадь Калинина с подходящими лучами улиц, трактованная как транспортная магистраль с кольцевой развязкой и со спокойным периметром однородной жилой застройки (архитекторы К. Е. Осипов и Г. И. Фадеева). Жилой дом на углу Красного проспекта и Октябрьской магистрали трактовался как завершающий элемент полукружия этого ансамбля, заложенного еще в 30-х годах. С другой стороны архитектор Г. Ф. Кравцов проектирует башенный жилой дом.

Наряду с постройкой крупных жилых домов на главных магистралях и площадях, как важных архитектурных элементов их композиций и общего облика, значительное развитие получает строительство новых жилых районов. При проектировании их решалась несколько иная задача, связанная с созданием гуманизированной жилой среды, путем комплексной организации бытового обслуживания соответствующего масштаба и благоустройства внутриквартальных пространств.

Проект дома Соцземледелия (Новосибирск. Архитекторы Н. С. Кузьмин, Н.В. Васильев), 1937 г.
Проект дома Соцземледелия (Новосибирск. Архитекторы Н. С. Кузьмин, Н.В. Васильев), 1937 г.
Проект жилого комплекса по ул. Урицкого (Новосибирск. Архитектор А.Н. Ширяев), 1934 - 1936 гг.
Проект жилого комплекса по ул. Урицкого (Новосибирск. Архитектор А.Н. Ширяев), 1934 - 1936 гг.
Проект реконструкции здания Горисполкома (Новосибирск. Архитектор Н. С. Кузьмин)
Проект реконструкции здания Горисполкома (Новосибирск. Архитектор Н. С. Кузьмин)
Проект жилого дома СибВО (Новосибирск. Архитектор К.Е. Осипов), 1937 - 1941 гг.
Проект жилого дома СибВО (Новосибирск. Архитектор К.Е. Осипов), 1937 - 1941 гг.
Проект реконструкции набережной р. Оби. 1948 - 1950 гг.
Проект реконструкции набережной р. Оби. 1948 - 1950 гг.
Проект реконструкции набережной р. Оби. 1948 - 1950 гг.
Проект коммунального моста через р. Обь
Проект коммунального моста через р. Обь
Проект реконструкции площади К. Маркса (Новосибирск. Архитектор Г.Я Гладштейн), 1950 г.
Проект реконструкции площади К. Маркса (Новосибирск. Архитектор Г.Я Гладштейн), 1950 г.
Проект жилого дома на углу улицы Сибревкома и Красного проспекта (Новосибирск. Архитектор В. К. Петровский)
Проект жилого дома на углу улицы Сибревкома и Красного проспекта (Новосибирск. Архитектор В. К. Петровский)
Проект главного корпуса Новосибирского инженерно-строительного института (архитекторы Р.М. Окунева, Б.И. Оглы), 1952 г.
Проект главного корпуса Новосибирского инженерно-строительного института (архитекторы Р.М. Окунева, Б.И. Оглы), 1952 г.
Проект жилого дома речпорта (Новосибирск. Архитектор Р.М. Окунева)
Проект жилого дома речпорта (Новосибирск. Архитектор Р.М. Окунева)
Проект детальной планировки центра Новосибирска по проекту 1968 года.
Проект детальной планировки центра Новосибирска по проекту 1968 года.

Массовая жилая застройка города в это время характеризуется формированием новых жилых районов в зоне крупных промышленных предприятий. Их планировочная основа строится на принципах регулярных кварталов с выделением главной улицы и с поставкой клуба или Дворца культуры. Характерными в этом плане являются район «Красной горки» на ул. Богдана Хмельницкого с Дворцом культуры им. М. Горького и район завода им. Ефремова на ул. Мира с клубом. Небольшие размеры кварталов площадью в 5—6 га с 2—3—4-этажной застройкой позволили создать удобные и масштабные внутриквартальные пространства. Светлая тональность простых фасадов, изящный рисунок балконных ограждений, карнизов, козырьков над входами, сдержанный декор придают им качества, соответствующие образу жилого дома (Авторы проекта застройки жилых кварталов по ул. Мира - архитекторы Майков и В. К. Петровский).

Жилой район «Красная горка» (Над проектом этого района работал коллектив молодых Архитекторов и инженеров — А. С. Михайлов, Алешин, А. Чернышов, Щербинин, Логовский, М. Ю. Петухов и др.), созданный в 1947 — 1955 годах на северо-восточной окраине города, получил известное признание в советском градостроительстве как удачный для своего времени пример организации жилого района с высоким уровнем озеленения, благоустройства, относительно развитой сетью обслуживающих учреждений, общим привлекательным обликом, соответствующим жилой среде.

Важное значение здесь получил ландшафт территории в форме вытянутого плато между живописными долинами и со смешанным лесом, участки которого вошли в жилые кварталы. Своеобразный облик и достаточно удобная функциональная организация придали определенную популярность «Красной горке» как одному из интересных, благоустроенных новых районов города. Его высокие градостроительные качества во многом объясняются тем, что проектирование и строительство осуществлялось единой проектно-строительной фирмой Сибакадемпроект и Сибакадемстрой с удачным опытом по застройке целого ряда объектов.

Середина 50 — начало 60-х годов явилась вторым после 20—30-х годов важным этапом в формировании Новосибирска, что связано с общей политикой дальнейшего социально-экономического освоения Сибири. При этом особое внимание уделялось развитию здесь научного и энергетического потенциала страны. После ряда постановлений партии и правительства в градостроительной политике произошли некоторые изменения, касающиеся перехода на массовое индустриальное строительство. Создание Новосибирской ГЭС с водохранилищем, академического городка СО АН СССР, освоение под массовое жилищное строительство свободных периферийных районов вызвало быстрый территориальный рост города и выход его из прежних границ. Последовательно получает реализацию и ряд крупных инженерно-планировочных градостроительных акций, таких, как строительство коммунального моста через Обь, замыв долины Каменки, пробивка диагональных магистралей, создание набережной и др. Шел активный процесс количественных и качественных накоплений для дальнейшего совершенствования города как крупнейшего административного, культурно, го, научного и промышленно-энергетического центра Сибири.

Символично, что именно в это время Новосибирск перешагнул миллионный демографический рубеж и вошел в число восьми городов нашей страны с миллионным населением (Миллионный житель появился в Новосибирске в 1963 году). Создание ГЭС и Академгородка было связано с серьезными экологическими вторжениями в ближайшие к городу пригороды, затоплением ценных городских и сельскохозяйственных земель, уничтожением крупных лесных массивов и ряда населенных мест, нарушением гидрологического режима рек Оби и Ини, а во многом и микроклиматического режима в Приобском районе. Возникли и проблемы с диспропорцией в расселении жителей города при дальнейшем росте градообразующих факторов Новосибирска и деградацией за счет этого малых городов в зоне его влияния. Все это вызвало на стадии проектных проработок Новосибирского района неоднозначное отношение к строительству ГЭС, Академгородка, необходимость серьезной корректировки генерального плана, разработки проекта пригородной зоны. Следует отметить, что, несмотря на неоднократные предшествующие коррективы генплана, он в силу постоянно меняющейся экономической и градостроительной конъюнктуры не получил утверждения. Не был утвержден и последний проект, составленный под руководством И. И. Соколова-Добрева, так как окончание совпало с постановлением об устранении излишеств в проектировании и строительстве. Инстанции, утверждающие генплан города, предложили упростить его, что привело практически к временной приостановке проектирования.

Работу над генпланом возобновил в 1960 году коллектив Новосибгражданпроекта при консультации специалистов из Гипрогора. Работа эта несколько запоздала, так как к началу ее была уже построена ГЭС и заложен Академгородок. Динамика роста и градостроительный потенциал Новосибирска по генплану определялся уже не в 1300 тыс. жителей, что на протяжение всего предшествующего периода считалось предельным, а в 1500—1650 тыс. Если в послевоенные годы общая народнохозяйственная и экономическая ситуация Приобского района, а также градообразующий потенциал города практически исключали возможность приостановить рост Новосибирска, то теперь это становилось одной из главных проблем.

Для ограничения роста Новосибирска в проекте районной планировки предусматривалось периодическое развитие малых городов-спутников. Учитывая этот документ, а также общую тенденцию в градостроительстве на децентрализацию крупных городов, авторский коллектив разрабатывает ряд принципиально различных вариантов развития Новосибирска до 80-х годов (Генплан Новосибирска разрабатывался в период 1960— 1965 годов Новосибгражданпроектом и Гипрогором. Авторский коллектив — Л. Н. Михалев (руководитель), А. Ф. Якусевич, И. Фадеева, О. И. Жигалова, О. И. Троицкая при консультации А. И. Кузнецова. Утвержден в 1968 году).

В западно-европейских странах 50—60-е годы ознаменовались развитием так называемого процесса субурбанизации, при котором практически шло ограничение и даже уменьшение размеров крупнейших городов за счет роста внешних пригородов и спутников из-за деградации городских центров, миграции наиболее состоятельной части населения из переуплотненных районов в более комфортную и здоровую природную среду.

Первый вариант генплана был в значительной степени продиктован возникновением в 17 км к югу от города Новосибирска ГЭС и академического городка СО АН СССР, формированием локального Первомайского района на востоке и поселка Пашино в северо-восточной части. Второй его вариант частично базировался на схеме районной планировки Приобского промышленного района, В нем предусматривалась стабилизация роста Новосибирска до 1200 тыс. человек и создание системы малых и средних городов в радиусе 30—50 км, путем размещения там новых, выводимых из Новосибирска, промышленных объектов, научных и учебных комплексов. Проектное население Новосибирска по третьему варианту с компактной автономной трактовкой его определялось в размере 1500—1600 тыс. человек.

Несмотря на теоретическую бесспорность и объективные предпосылки децентрализации города, формирования групповой системы расселения с созданием спутников и Директивных мер по сдерживанию его роста, общая экономическая ситуация, реальное размещение градообразующих объектов все еще способствовали развитию самого города.

Следует отметить, что вариант с групповой системой, являясь принципиально наиболее перспективным, в то же время требовал более значительного ареала расселения в радиусе до 100—125 км и более значительного размера самих городов. При удалении городов-спутников на 30—50 км возникала реальная опасность срастания их с городом-центром. Вероятность этого процесса была предопределена общей ситуацией расселения в Западно-Сибирском регионе, где отсутствовали какие-либо проектные наметки к созданию новых, достаточно крупных городов, способных восполнить градообразующий потенциал Новосибирска и Барнаула. В 50—60-х годах неоднократно возникали предложения по созданию в Приобском районе новых крупных городов — промышленных узлов на основе Ташары и Камня-на-Оби, где предполагалось создание крупного автомобильного завода. Однако инерция роста Новосибирска и Барнаула, недостаточная проработка и неопределенность в   размещении производительных сил в Западной Сибири не способствовали реализации этой идеи.

В результате отмеченных экономических условий в Приобском районе был принят вариант города с компактной структурой и расчетной численностью населения в 1500 тыс. жителей, сниженной в Госплане до 1300 тыс. человек, с площадью в границах городской черты до 47000 га, куда вошел и Академгородок как новый, Советский, район города.

На примере проектирования и развития Новосибирска в рассматриваемый период достаточно заметно  проявились определенные противоречия между градостроительной тенденцией в расселении и возможностями ее реализации. Серьезным препятствием, помимо экономических причин, для развития городов-спутников являлся взаимосвязанный комплекс социально-климатических факторов. Суровая зима и снегозаносы, характерные для юга Западной Сибири, требовали организации надежных скоростных и дорогостоящих межселенных транспортных связей, без чего трудно было обеспечить полноценные жизненные условия в городах-спутниках и стимулировать децентрализацию города-центра при общей низкой в Сибири плотности городского населения. В генеральном плане сохранилась композиционно-планировочная идея первоначальной проектной схемы 1927—1935 годов, удачно раскрывающая, ландшафтном пространственную характеристику района города с бассейном Оби и поперечными долинами речек Каменки, Ельцовок, Тулы и Плющихи. Эти зоны трактовались как основная система озеленения города, которая должна была компенсировать естественный лес, существовавший когда-то на месте города, и от которого сохранился лишь массив Заельцовского бора. По-новому в генплане решалась организация жилых (селитебных) территорий на основе более прогрессивных идей, которые были провозглашены в советском градостроительстве после новых постановлений партии и правительства.

В них было три главных положения, определивших характер планировки городов в последующие десятилетия. Это — переход от деления селитьбы на традиционные мелкие кварталы площадью 4—6—9 га к более сложному трехступенчатому делению селитебных территорий на крупные селитебно-планировочные районы площадью в 150—400 га, жилые районы площадью — в 50—100 га ж микрорайоны площадью 20—30 га. Соответственно предусматривалась иерархическая организация в них культурно-бытового обслуживания: общественно-торговый центр эпизодического обслуживания в планировочном районе, центр периодического обслуживания в жилом районе и центр повседневного обслуживания в микрорайоне. В этой связи произошло изменение в приемах жилой застройки от регулярного принципа, при котором застраивался периметр небольших кварталов, формируя в основном фасадную застройку улиц к так называемой «свободной планировке». Принцип «свободной планировки предусматривал размещение жилых и общественно-бытовых зданий в границах микрорайона не обязательно по периметру улиц, а с учетом наилучшей инсоляции (освещения) квартир, использования естественного рельефа, сохранения зеленых насаждений, возможности организации внутримикрорайонных спортивных площадок, детских учреждений, школ и т. д. И, наконец, застройка жилых районов и микрорайонов предусматривалась на основе использования типовых проектов и индустриальных сборных строительных изделий.

Несмотря на новое построение планировочной структуры селитьбы с крупными планировочными районами и последующей их ступенчатой градацией, в проекте получила также соответствующее преемственное развитие Заложенная ранее система главных магистралей, диагональных осей и основная эспланада центра от площади им. В. И. Ленина до площади в Октябрьском районе.

Впервые в структуру города были включены автомобильные дороги как самостоятельная транзитная скоростная система с 40-километровым кольцом и вылетными радиусами. В Новосибирске, раньше чем в других городах, в связи с его размерами, возникла проблема рационального использования городских земель. Предусматривалось, в частности, резкое увеличение плотности застройки, повышение ее этажности, что диктовалось также необходимостью создания нового укрупненного масштаба и силуэта города, соответствующего его размеру и административному рангу.

Корректировка генерального плана и осуществленная застройка центральной части Октябрьского района с отклонениями от первоначального проекта этой территории потребовали нового проектного решения всего городского центра.

К этому времени участок на пересечении ул. Кирова и Сузунской, который в первых генпланах рассматривался как зона краевого центра, был застроен жилыми домами, заводом радиодеталей и научно-технической библиотекой. С переносом Октябрьского рынка перед библиотекой возникает площадь. В сложившемся центре ведутся подготовительные работы по пробивке Вокзальной магистрали и созданию новых микрорайонов на месте кварталов деревянной застройки по ул. Челюскинцев и Гоголя. Территориальное развитие городского центра по-прежнему намечалось в Октябрьском районе на участке между ул. Сузунской (Восход), долиной реки Каменки, ул. Кирова и набережной Оби. Здесь городской центр свободно открывался к реке и выходил на поперечную композиционную ось, связывавшую правобережную и левобережную части города. По проекту детальной планировки центра, который был разработан одновременно с корректировкой генплана, на месте существующего здания обкома КПСС размещался крупный общегородской Торговый центр, а ниже, между ул. Сакко и Ванцетти и долиной Каменки, проектировалась зона общественных и деловых учреждений.

Учитывая важность этой работы, в 1965 году Госгражданстрой, Союз архитекторов СССР и Новосибирский горисполком проводят конкурс на проект детальной планировки всего центра. В нем участвовали четыре коллектива Москвы, Ленинграда и Новосибирска. Задание предусматривало территорию около 700 га с включением сложившегося ядра центра до вокзала, участок в Октябрьском районе между Обью, долиной Каменки, ул. Кирова и Восход и левобережной поймой. В проектах нашли отражение принципиально различные подходы к разработкам детальной планировки центра Новосибирска, исходя из различных планировочных концепций творческих коллективов — участников конкурса.

Например, в проекте МАРХИ структура центра получила по отношению к реке Оби глубинное решение. Основу композиции составил гребень высотных административно-общественных зданий вдоль широкой 6-километровой эспланады параллельно сложившимся осям главных магистралей: Красного и Октябрьского проспектов. Создавался широкий фронтальный силуэт панорамы центра с реки и противоположного берега (Архитекторы М. Парусников, А. Степанов, К. Кудрявцев, С. Петров, С. Сатунц, инженер В. Шафран и др.).

В варианте ЛенНИИП градостроительства в известной степени нашли отражение ленинградские традиции, выразившиеся в раскрытии основных ансамблей центра к реке. Ядро городского центра решалось в виде компактного ансамбля в границах пешеходной многоуровневой прибрежной платформы, завершенной высотными административными зданиями. Такой прием позволял перекрыть железнодорожные и автомобильные линии, отрезавшие прибрежную зону от реки, выявить особенности ландшафта в месте выхода долины реки Каменки к акватории Оби и создать тем самым достаточно представительный и своеобразный образ центра крупнейшего города. При отмеченных достоинствах этого варианта запроектированные здесь прибрежные общественные площади были открыты холодным юго-западным ветрам с большим объемом снегопереноса, что в течение продолжительного времени года создавало бы здесь дискомфортные микроклиматические условия.

В основу варианта СибЗНИИЭПа была положена совершенно иная планировочная идея формирования нового ядра центра в форме поперечного к Оби гребня высотных зданий. Такой прием в значительной степени снижал возможности формирования широкой фронтальной городской панорамы со стороны реки и левобережья.

В проекте Новосибирского инженерно-строительного института были заложены два градостроительных принципа: максимальное выявление ландшафтной структуры долины реки Каменки и набережной Оби, а также дальнейшее развитие центра в органической связи с существующими  ансамблями (Архитекторы Б. И. Оглы, С. Н. Баландин, М. М. Хахаев и др.).  Административно-деловая зона решалась поэтому на продолжении Красного проспекта в виде пешеходной платформы, перекрывающей сложную железнодорожную и автомобильную развязку в прибрежной зоне реки Оби. Положение главной площади, частично раскрытой к долине реки Каменки и набережной Оби, фиксировалось группой высотных административных зданий. Остальные функциональные зоны размещались на высоком плато Октябрьского района в соответствии с проектной схемой генерального плана. На основе анализа конкурсных проектных вариантов в 70-х годах в институте Новосибгражданпроекта начинается разработка проекта детальной планировки городского центра. В разное время двумя творческими коллективами было выполнено два различных варианта. Утвержденный проект детальной планировки центра Новосибирска в значительной степени отражал основные положения генплана. Выразительность города и особенно его центра во многом снижалась из-за отсутствия элементов монументального искусства. Даже центральная площадь им. В. И. Ленина не получила монументально-декоративного завершения.

Для увековечивания памяти В. И. Ленина в 1958 году проводится Всесоюзный конкурс на проект памятника вождю на центральной площади города. Было представлено девять проектов, в которых в основном звучали две темы: Ленин — трибун, в форме одиночной экспрессивной фигуры,  и Ленин — вождь в групповой композиции.  Во всех проектах монумент решался в органической связи с трибунами по оси площади. Несмотря на то, что лучшие проекты были отмечены премиями, ни один из них не был у нас реализован (Авторы премированных проектов — архитекторы Ю. П. Тайченаев, М. М. Пирогов, скульптор Б. Горовой; архитекторы Б. И. Оглы, В. П. Борзот, С. Н Баландин.).

Хотя 50—60-е годы ознаменовались в  основном развитием внешних районов города, тем не менее осуществляется реконструкция и пробивка ряда новых магистралей в Центральном районе. Полностью реконструируется одна из основных композиционных осей центра, включающая ул. Челюскинцев и Гоголя. Здесь, наряду с жилой застройкой, возводится ряд таких крупных общественных сооружений, как здания цирка, Дворца культуры железнодорожников, Дворца культуры «Строитель», реконструируется Вознесенский Собор. Осуществляется пробивка и частичная застройка системы диагональных магистралей — Вокзальной и Октябрьской, створ которых фиксируется такими значительными сооружениями, как высотная гостиница на площади им. Н. Г. Гарина-Михайловского, ЦУМ, ТЮЗ, обком КПСС, научно-техническая библиотека. И хотя вокзальная диагональ была заложена уже в первых генеральных планах, реализация этих планировочной идеи не поддержалась многими градостроителями. Так, известный московский архитектор, представитель Госгражданстроя, М. Шаронов, касаясь путей развития сибирских городов, писал: «При отсутствии решений по коренным вопросам планировки города Новосибирска допускались такие градостроительные излишества, как ненужная пробивка диагональной магистрали, от вокзала к Театральной площади... пробивка диагональной улицы оправдывается только парадностью» (Шаронов М. О путях развития жилищного строительства в городах Сибири//Жилищное строительство.- 1958,— № 6.— С. 6.). Очевидно, эта точка зрения в тот период во многом определялась конъюнктурными соображениями, связанными с партийными постановлениями об излишествах в архитектуре и градостроительстве. Жизнь подтвердила правомерность положений генеральных планов и город получил возможность создания действительно парадной магистрали столичного масштаба, уже сейчас связавшей пространственной визуально главную площадь (площадь им. В. И. Ленина) с «воротами» в город — площадью им. Н. Г. Гарина-Михайловского.

Итоги реконструкции Новосибирска вскрыли определенные несоответствия между развитием центра и внешних районов, между масштабом жилой и общественной застройки. Во все времена общественный центр и общественно-деловые сооружения играли важную роль в композиции городов, пространственно доминируя среди жилых кварталов. Эту роль прекрасно выполняли общественно-деловые объекты, выстроенные в Новосибирске в 30-х годах. Здания театра оперы и балета, вокзала, облисполкома в силу своих крупных объемов доминировали среди более мелкой рядовой застройки. Впоследствии резко возросла этажность жилой застройки и в то же время изменились масштабы общественных зданий, которые как бы визуально растворились среди новых жилых массивов. Ярким примером в этом отношении является реконструкция улиц Мичурина и Гоголя, застройка проспекта Дзержинского, где одиночные здания дворцов культуры, домов Советов потонули среди многоэтажного жилья. Даже здание цирка с его относительно крупным объемом не достаточно активно в композиции этого района.

Уникальное значение таких общественных сооружений значительно снижалось также из-за повторного применения типовых проектов, в том числе и цирка, которые тиражировались во многих городах и, естественно, не могли оттенить какие-либо неповторимые черты города и его центра, как это было в 30-х годах. Все это показывает, что на определенном этапе формирования крупнейшего города появляется необходимость по-иному подходить к общественно-деловым зданиям как при их размещении в структуре города, так и при создании достаточно крупных многофункциональных комплексов, способных играть доминирующую композиционно-пространственную роль среди окружающей застройки.

Несмотря на реконструктивные работы в центре, в целом основной объем строительства в этот период осуществляется на внешних свободных территориях и в южной части города, где вслед за Академгородком начинает формироваться целая система научных центров. Так что же произошло с Новосибирском и его центром в ходе развития в 1960—1986 годы — закономерности роста или недостаток градостроительной политики? При неоднозначности причин следует прежде всего отметить, закономерность, присущую формированию большинства крупнейших городов, которая заключается в чередований циклов более интенсивного развития внешних и внутренних районов города. В определенные периоды наблюдается приоритетное формирование внешних районов за счет центральной зоны, после чего городской центр за счет некоторой стабилизации периферии получает импульсы совершенствования, что отражает диалектически взаимосвязанные цикличные количественные и качественные процессы. Отмеченный период ознаменовался как уже отмечалось, приоритетным развитием внешних районов и в то же время накоплением определенного потенциала для совершенствования центра. Последнее выразилось в создании нового уровня инженерно-транспортной инфраструктуры, соответствующей рангу полутора-миллионного города, а именно: ликвидации оврагов, инженерного и внешнего благоустройства долины реки Каменки, строительстве системы путепроводов и второго коммунального моста, пробивке диагональных, и обходных магистралей и городских дорог, создании метрополитена,, возведении таких уникальных общественных и деловых объектов, как ТЮЗ, обком КПСС, государственная научно-техническая библиотека, высшая партийная школа и т. д.

За два десятилетия была создана необходимая для качественного совершенствования центра инженерно-транспортная структура и своеобразные вехи крупных сооружений, на основе которых формируется новая, более совершенная композиционно-пространственная и социальная среда Новосибирска. Если Красный проспект был создан в основном творческими усилиями первого поколения зодчих — представителей различных архитектурных школ, то начало формирования диагональной оси города, Вокзальной и Октябрьской магистралей, связано с деятельностью второго поколения архитекторов — выпускников Новосибирского инженерно-строительного института.

Наряду с объективными и закономерными причинами, определенную роль в ослаблении общественного социокультурного значения центра сыграли и недостатки градостроительной политики, выразившиеся в необоснованном выносе ряда учреждений торговли, общественного питания, досуга и развлечений из центра, перепрофилировании ряда крупных торгово-общественных зданий в объекты культуры эпизодического посещения, для которых желательны более интимные и спокойные участки. Сказалось и общее состояние архитектуры и градостроительства. Еще в 30-х годах при более ограниченных экономических возможностях творчество архитекторов было в меньшей зависимости от центральных Утверждающих инструкций и нормативных ограничений, то после середины 50-х годов авторские замыслы жестко лимитировались или подвергались корректировке в направлении общей нивелировки как в массовом, так и в индивидуальном строительстве.

Именно в 30-е годы были выстроены многие отмеченные уже жилые дома и комплексы, функционально-планировочная структура которых отражала различный подход к решению социально-бытовых задач. Много было и поисковых проектных предложений, не получивших реализации, но осевших в профессиональном сознании архитекторов. Несмотря на то, что в 1963 году в Новосибирске был создан Сибирский зональный научно-исследовательский и проектный институт типового и эксперименталъного проектирования жилых и общественных зданий (СибЗНИИЭП), его деятельность характеризуется разработкой типовых проектов и типовой привязкой. Лишь немногие его работы были связаны с поисковым направлением. К их числу относится попытка разработать и внедрить в практику массового жилищного строительства широкий корпус, то есть так называемый «теплый дом». Идея широкого корпуса предусматривала более экономичное, компактное в плане решение жилья за счет меньшего периметра наружных стен с малометражными квартирами, кухнями, освещенными вторым светом через фрамуги и лестницы, и верхним фонарным освещением. Идея состояла также в том, чтобы на меньших В площадях квартиры создать больше мелких комнат. Выстроенный экспериментальный дом при определенных экономических преимуществах имел еще более значительные социально-бытовые недостатки и не получил широкого внедрения (Проект «теплого дома» разработан архитектором Г. Ф. Кравцовым).

Возникшая в целом по стране альтернатива в отношении типа квартиры с большим числом небольших по площади комнат или меньшим числом, но крупных помещений, по мере развития и наращивания объемов жилищного строительства, постепенно склонялась в сторону последних. Возникла определенная  ностальгия по «старому» дому 40—50-х годов с полнометражными квартирами, которым при выборе отдается предпочтение.

Определенным успехом в отношении экспериментального проектирования и строительства в    СибЗНИИЭПе явилось создание для Новосибирска так называемого «противошумового дома», предназначенного для застройки магистралей с интенсивным транспортным движением. Общеизвестно, что городской шум все больше влияет на здоровье людей и одним из многих средств решения этой проблемы является создание специальной планировки квартир с ориентацией основных жилых помещений во двор. Первые очереди такого дома были построены по ул. Новой в Ленинском районе. Эксплуатация показала их большие достоинства и перспективность для широкого внедрения в застройке города (Автор проекта архитектор М. К. Печерин). В то же время нарастает неудовлетворенность типовыми домами из-за несовершенства квартир, их ограниченной вариантностью для различных демографических категорий жителей и градостроительных ситуаций, безликости архитектуры, серости и однообразия новых районов. Все это вместе взятое породило целый ряд крупных социально-экономических и градостроительных проблем и задач для последующего периода развития Новосибирска.

В результате территориального развития города, резкого увеличения массового строительства, появления новых искусственных ландшафтных компонентов и специализированных районов (ГЭС, водохранилище, научные и учебные центры, пригородные районы) произошли определенные количественные накопления, определившие круг градостроительных проблем для дальнейшего совершенствования города как многофункционального центра расселения.

Радиус города от центра достиг к этому времени 27 км, удаленных районов пригородного расселения — 30— 50 км. С расширением взаимосвязей города с пригородами происходит проникновение его структурно-планировочной канвы и застройки в окружающие ландшафтные пригородные пространства. Процесс освоения пригородных рекреационных районов связан был с качественными социальными преобразованиями вследствие урбанизации городских пространств, уничтожения усадебной застройки и переселения жителей в многоквартирные благоустроенные дома. Это в свою очередь вызвало развитие массового загородного отдыха и туризма, индивидуального садоводства ж дачного строительства. Хотя процесс Урбанизации еще не затронул в полной мере пригородные территории с бесплановым их использованием, появилась угроза неблагоприятного воздействия города на окружающую среду, нарушения ценных ландшафтных зон. Это выдвинуло не характерную прежде для Новосибирска экологическую проблему, а следовательно — неотложность в разработке не только генерального плана города, но и схемы функционально-планировочной организации пригородной зоны. В основу проекта пригородной зоны Новосибирска был положен принцип трехпоясного членения территории пригородов, включающий лесопарковый защитный пояс, пояс пригородных поселков а внешний пояс — сельскохозяйственный.

В связи с тем, что выбранная для строительства Академгородка территория попадала в зону лесопаркового защитного пояса, было принято решение о переносе городской черты. После этого формального административного акта он превратился из города-спутника в городской район Новосибирска.

Академгородок, ставший символом передовой советской науки на востоке страны, одновременно явился и экспериментальным полигоном  формирования поселения нового типа как по градообразующему профилю, так и по планировке и застройке (Научный городок Сибирского отделения Академии наук СССР был заложен в 25 км от Новосибирска в прибрежной залесенной зоне водохранилища Новосибирской ГЭС в 1957 году). За семь лет возник город нового типа, получивший мировое признание. Его история непосредственно связана с подвижническим актом выдающихся советских ученых академиков М. А. Лаврентьева, С. А. Христиановича, С. Л. Соболева и других, которые за рекордно короткие сроки создали сибирскую научную школу с разветвленной сетью научных центров на обширной территории Сибири и Дальнего Востока. В своем очерке «Так начинался Академгородок...» академик М. А. Лаврентьев писал: «Сибирская идея появилась двадцать лет назад вполне  закономерно...  Становилась уже очевидна необходимость усиления развития Сибири и Дальнего Востока. В декабре 1956 года я побывал вместе с профессором Т. Ф. Горбачевым, тогда председателем филиала АН СССР, здесь, посмотрели наиболее интересные места для возможного расположений научного центра: примерно тридцать километров от города, большая река Обь с будущим «морем», почти девственные сосновые  и  березовые  массивы. Возвратись в Москву, встретился с президентом Академии наук СССР и рассказал ему о сибирских планах. Стало ясно, что начинать без академиков со стажем просто невозможно. Участие в сибирских планах академиков С. А. Христиановича и С. Л. Соболева было условием, без которого создание нового научного центра обрекалось бы на провал в самом начале. В тяжелое время становления СО АН оба сыграли большую роль...».

В 1957 году вышло постановление правительства о создании СО АН СССР. Основой градообразующего фактора при создании Академгородка явился комплекс научно-исследовательских институтов с вычислительным центром и университетом, определивший особенности его функционально-планировочной структуры и расчетную численность населения до 50 тыс. человек. Характерно-то, что из 1350 га городской территории 600 га было занято лесом. Этим во многом и объяснялось создание города в лесу и сохранение леса в городе.

Проектирование Академгородка совпало с отмеченным уже этапом в советском градостроительстве, который был ознаменован переходом от регулярных приемов планировки городов к более прогрессивным принципам свободной планировки, предусматривающим органическую взаимосвязь городской застройки с природной средой, композиционно-пространственных решений с функционально-экономическими задачами и требованиями.

В связи с этим первые вариантные проектно-планировочные проработки явились определенной реакцией на прежние традиционные регулярные приемы и характеризовались ортодоксально выраженным принципом свободной планировки без достаточного учета возможностей реализации проектного замысла.

Создавалась ситуация, когда слишком ортодоксальная градостроительная концепция вступила в противоречие с Директивными сроками строительства, технической и психологической неподготовленностью строителей и недостаточным еще опытом проектировщиков. Это побудило передать проектирование Академгородка из Новосибгражданпроекта в Министерство среднего машиностроения, в котором наличие опытных высококвалифицированных архитекторов сочеталось с атмосферой командного администрирования. Поэтому в первоначальном варианте планировки Академгородка принцип свободной планировки сочетался с предельно жесткой прямоугольной схемой, Рассекающей лесной массив.

В ходе дальнейшей работы была найдена та мера, которая позволила авторскому коллективу найти оптимальное решение, сочетающее композиционную четкость планировки со свободным пластичным ее начертанием, в увязке с живописностью прекрасного приобского ландшафта, органично вошедшего в структуру города (Авторский коллектив под руководством архитекторов М. Белого, И. Орлова, А. Михайлова, А. Попова-Шамана. Строительство осуществлялось под руководством инженеров Н. Иванова и А. Вексмана).

Для защиты города от господствующих юго-западных ветров со стороны моря между берегом и застройкой сохранен 700-метровый лесной массив, в зоне которого проходят внешние транспортные линии электрички и автострады, связывающие Академгородок с Новосибирском.
Планировочная структура Академгородка строится на четком зонировании, включающем территории микрорайонов, научно-исследовательских институтов, коммунально-складские и городского центра.

Характерно, что в городке отсутствуют какие-либо традиционные парки, бульвары, скверы, так как вся застройка пронизана и окружена естественным природным ландшафтом с тропиночной сетью, дифференцированной по видам пешеходных передвижений, включая деловые, прогулочные, микрорайонные, городские ж т. д. Обилие лесных массивов, широкая береговая зона Обского моря с зелеными склонами и многокилометровой полосой пляжа создают прекрасные условия для отдыха и спорта.

Доминирующая роль природы достигается здесь и в зоне застройки, соответствующей соразмерностью жилых и общественных зданий, которые в основном не превышают 2 — 4 этажей и, визуально воспринимаясь на фоне леса, оказываются как бы вкрапленными в зеленые массивы. Распластанная композиция общественного центра подчинена той же генеральной концепции лесного города. В нем нет традиционных площадей. Вдоль 600-метро¬вой пешеходной с односторонней застройкой улицы размещены 1—2-этажные здания ресторана, кинотеатра, торгового центра, дома связи. Перспектива ее замыкается Домом ученых, а с противоположной стороны фиксируется 8-этажной гостиницей.
Транспортное кольцо, включающее Морской проспект» Академический и проспект Строителей, связывает одним маршрутом все основные зоны и комплексы городка между собой и выходит к автостраде на Новосибирск.

Принимая во внимание, что основные передвижения в городке осуществляются пешком, неудачным следует считать лишь трассировку общественного центра, которая не совпадает с основным направлением пешеходных передвижений от жилья к научно-исследовательским институтам и обратно, и, следовательно, исключает попутное посещение общественно-торговых и бытовых учреждений. Этот недостаток ощущается особенно в период суровой сибирской зимы.

Жилая застройка Академгородка в целом осуществлена на основе первого поколения типовых проектов кирпичных, крупноблочных и панельных домов, которые обладали ограниченными вариабельными возможностями и не отличались выразительностью фасадных решений. Тем не менее удачное размещение домов среди лесного массива, создание небольших масштабных дворовых пространств, высокий уровень внешнего благоустройства, удачная световая гамма застройки микрорайонов обеспечили в целом привлекательный, своеобразный, запоминающийся облик города. Впечатление усиливается благодаря удачному размещению крупных общественных объектов: Дома ученых, торгового центра, гостиницы, отличающихся высоким уровнем архитектуры, простотой и экономичностью решений.

В этой связи следует отметить, что строительство Академгородка является прекрасным примером, где при сравнительно ограниченных возможностях, без какой-нибудь расточительности достигнут значительный градостроительный эффект, благодаря высокому профессиональному мастерству и постоянному тесному сотрудничеству проектировщиков, строителей и ученых.

Академгородок породил  особую социальную среду, определенный образ жизни населения, объединенного общностью интеллектуального труда и досуга. Его пригородное положение в рекреационной зоне Обского моря в сочетании с высоким для своего времени уровнем культурного обслуживания, наличие торгового центра нового типа и Дома ученых, ставшего центром пропаганды  культуры, определили его популярность и притягательность для Новосибирска и всего пригородного окружения. Как любое феноменальное явление, Академгородок внёс новое качество в жизнь Новосибирска и стал импульсом развития агломерационных процессов и мобильности населения, что присуще более зрелой стадии урбанизации. В связи с этим возник комплекс социальных и экологических проблем, связанных с чрезмерными нагрузками на учреждения обслуживания и антропогенными явлениями в. рекреационной зоне, с определенными негативными последствиями.

Формирование Академгородка в известной степени сказалось и на застройке Новосибирска, отвлекая значительную часть строительных ресурсов. Тем не менее в городе идет активный процесс, связанный с восстановлением нарушенных оврагами территорий, инженерным благоустройством, прокладкой новых магистралей. Давней для Новосибирска была проблема благоустройства долины речки Каменки и ликвидации прилегающих оврагов, на склонах которых лепились многочисленные лачуги, формируя скученные районы с антисанитарными условиями для проживания. Начиная с первых генпланов, долина Каменки всегда рассматривалась как рекреационно-парковая зона с террасированием откосов и созданием вдоль речки системы водных каскадов. На большие композиционно-пространственные возможности долины речки Каменки для создания своеобразного облика Новосибирска обратил внимание академик архитектуры Б. М. Иофан, побывав в городе по приглашению Союза архитекторов в 50-х годах. По его мнению, часть благоприятных по ориентации склонов можно было бы застроить малоэтажными террасными жилыми домами, создав тем самым в центральной части города живописную панораму с выявлением изначальной природной топографической основы. В 1960 году было принято окончательное решение о замыве долины речки Каменки и оврагов с последующим озеленением.

Одновременно начинаются работы по благоустройству набережной   реки   Оби (Проектирование набережной было начато еще в 1955 году, но из-за отсутствия средств было приостановлено и возобновлено лишь в 1988 году). Авторы проекта архитектор Р. М. Окунева и инженер Т. В. Сахарова предварительно познакомились с практикой формирования набережных волжских городов Куйбышева и Горького, что позволило выявить их природно-топографические  градостроительные и гидрологические особенности и, с учетом этого, определить специфику прибрежной зоны Новосибирска и приемы композиционно-пространственной и планировочной организации первой очереди набережной на отрезке от ул. Добролюбова до устья реки Каменки площадью в 30 га, протяженностью в 1,6 км. Наличие здесь высокого берега предопределило устройство трех террас: нижней — прогулочной, средней — с видовыми площадками, учреждениями досуга и отдыха, а верхней — на уровне ул. Большевистской. К сожалению, для жителей правого берега здесь по гидрологическим условиям не удалось создать пляжа. Как показало изучение этого вопроса проектировщиками, прижимной берег и скалистый грунт требовали для организации пляжа намыва песка и сооружения защитных «штор», то есть стенок, перпендикулярных к берегу и возвышающихся над водой на 3—4 м, что также не гарантировало заливания пляжа в определенные периоды наводнения. Поэтому пляж предусматривался лишь на левом берегу.

Как уже отмечалось, 50—60-е годы ознаменовались развитием массового жилищного и культурно-бытового строительства на основе внедрения типового индустриального домостроения и переходом от квартальной планировки к микрорайонам. Или, как их окрестили в народе, к жилым массивам. В этом безымянном анонимном термине точно отразилась та сущность, которая определила безликость массивной застройки, составившей градостроительную ткань новых районов и определенную среду со всеми негативными социальными последствиями.

Слово «массив» заменило почти все другие исторически сложившиеся в городах понятия: улицы, двора, площади, сквера, а исчисление жилья шло не квартирами, а квадратными метрами жилой площади и эти метры проектировались не для определенной и разнообразной социально-демографической категории населения, а для абстрактного анонимного жителя.

Возросшие объемы жилищно-бытового строительства определили новую градостроительную стратегию, выразившуюся в освоении свободных периферийных территорий. Формируются «Затулинский», «Волочаевский», «Кропоткинский» жилые массивы, микрорайоны «Ботанический сад», «Северный» и другие, застроенные в основном 5-этажными типовыми домами. Эта этажность в тот период была принята как наиболее оптимальная. В 70-х годах появляется второе поколение жилых массивов — «Челюскинский», «Снегири», «Западный» — застроенных в основном уже 9—12-этажными домами, отличающимися более интересными приемами планировки, композиционно-пространственными решениями и более выразительной архитектурой, с введением определенной цветовой гаммы, улучшенным благоустройством. Наиболее показательны в этом отношении «Челюскинский» жилой массив и «Снегири», где, используя типовые серии жилых домов, архитекторы  сумели  создать достаточно своеобразные ансамбли с интересной  пространственной  организацией внутриквартирных территорий и обогащенной пластикой фасадов (Авторы «Челюскинского» жилмассива — архитекторы Г. В. Гаврилов, А. А. Воловик, Э. Б. Нагорская, А. С. Михайлов. Авторы жилмассива «Снегири» — архитекторы Г. В. Тюлений, В. Н. Бурцев, В. Б. Сергиевский и др.).

Темпы и особенности развития современной науки свидетельствуют о том, что возникновение академических научных центров неизбежно влечет за собой создание системы научно-экспериментальных, научно-производственных и отраслевых комплексов, которые в свою очередь диктуют определенные групповые формы их размещения и взаимосвязи. Такая система возникла в зоне Академгородка, где в радиусе 3—10 км возникли и возникают комплексы научно-экспериментального профиля, а также отраслевые научные центры с общей численностью населения в 150—200 тыс. человек. Это в свою очередь выдвигает проблему создания здесь группы городков научного профиля, с общим для них крупным общественным центром, спортивно-рекреационной и коммунальной зонами. На берегу водохранилища у Правых Чем на базе научно-экспериментальных учреждений, экспериментально-конструкторских бюро и лабораторий создается спутник Академгородка. В долине Нижней Ельцовки проектируется  и строится новый  научный центр — СО Академия медицинских наук. На левом берегу в районе Огурцово создается научный городок СО ВАСХНИЛ.

Размещение научных центров в городской черте и ее границы не предусматривалось генпланом и во многом вызвало деформацию проекта планировочной структуры, создало серьезные проблемы экономического характера, привело к дальнейшему увеличению Новосибирской агломерации за счет предполагаемого формирования группового расселения путем создания и развития малых городов. Так, например, согласно проекту пригородной зоны поселок Репьево и рабочий поселок Колывань предназначались для размещения там градообразующих объектов типа ВАСХНИЛ. Территория же, где разместили СО ВАСХНИЛ, всегда рассматривалась как резерв города для развития жилищного строительства, а живописная долина Нижней Ельцовки — как рекреационная зона для пионерлагерей, пансионатов и других учреждений отдыха. Однако размещение научных центров за пределами Новосибирска в городах-спутниках могло быть реальным лишь при непременном условии создания между ними скоростных и надежных транспортных связей и достаточно развитой системы центров торгово-бытового обслуживания, то есть материально-пространственной инфраструктуры, обеспечивающей высокий жизненный комфорт, отвечающий определенным стандартам городского образа жизни.

Проект СО ВАСХНИЛ был разработан в 1969 году в ГипроНИИ АН СССР (Авторы проекта — А. Данфиль, Ю. Платонов, А. Карпов, Э. Судариков, Г. Тюленин). Научный городок СО ВАСХНИЛ получил название Краснообска. По сравнению с Академгородком строительство его является определенным качественным этапом развития планировки и архитектуры второго поколения научных центров, так как при проектировании и строительстве их заложены новые градостроительные принципы.

Как и в Академгородке, комплекс СО ВАСХНИЛ включает три основные зоны: научно-исследовательскую с учебной базой, жилую и общественный центр. Однако архитектурно-планировочное решение каждой из зон решено совершенно по-иному. Зона научно-исследовательских институтов представляет не отдельно стоящие и обособленные здания институтов, а единый взаимосвязанный комплекс различных институтов, планировка и инженерно-конструктивная основа которого создана на единой модульной сетке. Это обеспечивает компактность и экономичность застройки благодаря общим для всех институтов вспомогательных и обслуживающих служб. Несколько необычно решены и жилые массивы научного центра, в форме трех кольцеобразных структур, состоящих из разноэтажных жилых домов. Внутри каждой структуры размещаются жилая застройка, детские учреждения, объекты обслуживания и площадки отдыха.

Такое решение обеспечивает при размещении жилых массивов не в системе города, а среди открытых ландшафтных пространств, необходимую замкнутую, более уютную, защищенную от ветров внутреннюю среду с соответствующим микроклиматом.

Между зоной научно-исследовательских институтов и жилыми массивами на пересечении двух основных осей улиц (Центральной и Западной) в геометрическом центре города, на приподнятой прямоугольной платформе, размещается общественная зона. Она, как и все остальные зоны, по сравнению с центром Академгородка, решена более компактно, представляя систему взаимосвязанных и укрупненных административно-деловых, торговых и общественных блоков зданий многофункционального назначения. Размещение всего комплекса центра на приподнятой на 4 м платформе позволило сделать его пешеходным, в нижнем уровне организовать систему въездов, разгрузочные тоннели, автостоянки.

Компактная организация всего городка и его отдельных зон обеспечивает жителям в пределах города кратчайшие пешеходные связи с центром, работой, а в перспективе — с остановкой скоростного транспорта к центру Новосибирска и основным его районам. По существу при строительстве научного центра СО ВАСХНИЛ использованы потенциальные градостроительные концепции, которые позволяют со временем обеспечить высокую социальную мобильность населения городка. За строительство первой очереди СО ВАСХНИЛ авторский коллектив проектировщиков в 1986 году был удостоен Государственной премии СССР.

Проектирование и строительство научного центра СО Академии медицинских наук в районе Нижней Ельцовки, как уже отмечалось, явилось актом вторжения в зеленую оздоровительную зону города. Это стало следствием неотвратимого процесса урбанизации и дальнейшей неизбежной территориальной экспансии города, при не подготовленности необходимых экономических условий для формирования городов-спутников как противовеса для ограничения роста Новосибирска. В то же время создание системы научных центров, агропромышленных комплексов, дачных кооперативов и других видов строительства вдоль основных транспортных линий (железной дороги, автомобильных дорог) определило новый этап формирования города на основе более динамичной радиальной планировочной структуры, что для городов такого ранга стало характерным. Ностальгия населения по компактному городу стала противоречить градостроительным реальностям, ибо с развитием транспортных линий они все больше становятся основным каркасом для застройки, и вопрос, какой город лучше: компактный или радиальный, когда он достигает определенных размеров, становится риторическим.

Развитие массового жилищного строительства на внешних свободных территориях, на радиальных направлениях с формированием научных, научно-производственных центров и других комплексов привело к определенному спаду в отношении совершенствования центральной зоны города, к некоторому его социально-общественному обеднению, обветшанию сложившегося капитального фонда. Этому способствовало также перекрытие Красного проспекта, ул. Ленина с прилегающими улицами на период строительства метро, вынос в периферийные районы ряда важных общественно-торговых функций. Характерно то, что после завершения строительства метро и восстановления внешнего благоустройства особенно остро чувствуется контраст и несоответствие между уникальностью такого столичного вида транспорта, как метрополитен, и застройкой Красного проспекта. Центр как бы омертвел, утратил былую популярность, атмосферу оживленности и праздничности. Амбиции Новосибирска на звание столицы Сибири на фоне активно развивающихся центров Омска, Красноярска и других городов становятся все более сомнительными. Об этом свидетельствуют отзывы и письма гостей Новосибирска и его жителей, поступающие в редакции газет в 80-е годы. В одних из них сквозит восхищение научными центрами и неудовлетворенность от посещения центра, а авторы других высказывают ущемленную гордость за облик и обедненную среду центра своего города.

Оглы Б.И. Новосибирск: от прошлого к будущему

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер