Генплан Новосибирска. Попытка первая. Проект И.И. Загривко

К 1929 г. жилая площадь города составляла уже 599 тыс. м2 (увеличилась в 2,4 раза по сравнению с 1922 г.). На одного жителя приходилось 4,15 м2.

Жилищный кризис не мог быть ликвидирован не только из-за быстрого роста населения города (в 1928 г. в городе проживало уже 135,5 тыс. человек), но и вследствие слабости строительной базы.

В городе делались попытки планового размещения жилья, вводилось строительное зонирование. В зону каменного многоэтажного строительства входили Красный проспект, улицы Ленина и Серебренниковская и примыкающие к ним кварталы. Далее шли зоны, где допускалось деревянное жилое строительство, но дома должны были покрываться железными крышами оснащены брандмауэрами. Окраины города отводились под деревянную застройку. Но урегулировать, сделать планомерной застройку столь быстро растущего города было невозможно без генерального плана, этого руководящего документа для градостроительства.

Вопрос о разработке плана города был поставлен уже в 1924 г. Специалисты — строители и архитекторы считали необходимым «переработку самого плана города, нуждающегося в том, чтобы в него были введены лучевые магистрали, так как прямолинейная разбивка кварталов в связи с развивающимся движением по улицам города уже устарела». В 1925 г. было дано задание городскому архитектору на составление генерального плана застройки города с расчетным сроком в 25 лет.

Исходные данные для проектирования генерального плана были скорее умозрительными, не подкрепленными социальными исследованиями, экономическими перспективами и расчетами. В этих данных отмечалась лишь тенденция к неорганизованной застройке городской территории, расползавшейся вдоль Оби и линий железной дороги. Предполагалось, что с постройкой коммунального моста через Обь застройка может «переброситься» на левый берег Оби, а также в случае постройки трамвайных линий в городе разрастется за речкой Первой Ельцовкой.

Специалистов больше волновали различные теоретические градостроительные концепции и эстетика города. Они считали необходимым «заложить» в генеральный план города такой «художественный замысел», при котором бы «объединились с пейзажем города в целом и топографии его частей, отдельные монументальные кварталы, декоративные площади, перспективы улиц, парки, набережные бульваров и множество хозяйственных деталей, известных из мирового опыта строительства городов...».

Инженеров и архитекторов беспокоила стихийная и беспорядочная застройка, «лишенная руководящей мысли, продуманного цельного плана», создающая «серьезную угрозу санитарно-гигиеническим, эстетическим и экономическим интересам молодой столицы Сибири, которая в будущем, несомненно, станет мировым торгово-промышленным центром». Городское руководство и архитекторы хотели иметь «широко задуманный хозяйственный и архитектурный замысел города Ново-Николаевска на столетия», который бы стал, «подобно магниту», «притягательной силой для привлечения капиталов, архитектурных сил и средств зодчества». Предполагалось, что «инициатива широко задуманного, культурно-хозяйственного оригинального творчества города, безусловно, создаст ему богатые возможности реального и эстетического порядка. Красивое в глазах сограждан и чужеземцев с художественной точки зрения будет полезно и в экономическом отношении».

В 1925 г. под председательством городского инженера Родюкова была создана комиссия по подготовке исходных данных по перепланировке Новониколаевска, в состав которой вошли представители подотдела благоустройства, «Электростроя», «Госстроя», горсовета, окрздрава, «Сибгосстроя», а также окружной инженер и инженер И. И. Загривко. В ноябре 1925 г. И. И. Загривко представил на рассмотрение в ВАИ (Всероссийская ассоциация инженеров) эскизный проект планировки города, который обсуждался на собрании отделения ассоциации в Новониколаевске.

План Ново-Николаевска в 1906 году

План Ново-Николаевска в 1906 году

Карта окрестностей Новониколаевска 1924 год

Генеральный план Новосибирска, разработанный инженером И.И. Загривко в 1925 году

Генеральный план Новосибирска, разработанный инженером И.И. Загривко в 1925 году

Иван Иванович Загривко (Загреев) в будущем генерал-лейтенант инженерных войск, профессор. Он окончил в 1913 г. строительное отделение Томского технологического института. Руководил работами по восстановлению взорванного колчаковцами железнодорожного моста через реку Иртыш, был одним из организаторов ледовой переправы через Иртыш в период восстановления моста. С 1925 по 1931 г. он, инженер «Сибгосстроя», проектировал и строил ряд зданий в Новосибирске. Впоследствии участвовал в строительстве Турксиба, Кузнецкого металлургического комбината, Магнитогорска, Челябинского тракторного завода, МГУ, мавзолея В. И. Ленина.

Проект перепланировки города И. И. Загривко (рис. 67) заключался прежде всего в привнесении в существующую прямоугольную сетку его кварталов, ограниченных прямолинейными улицами, радиально-кольцевой системы магистралей, совмещенной с прежней трассировкой улиц. Эпицентром этой радиальной трассировки новых магистралей становилась Ярмарочная площадь, превращаемая по проекту в центральную площадь города, его общественно-административный центр. От центра звездообразно исходили 8 радиальных улиц (пересечение 4 магистралей), одна из которых была Красным проспектом, а вторая — улицей Ленина. Другие две магистрали, пересекающие площадь по радиальным направлениям, составили в проекте «главные улицы» — планировочные оси, пересекающиеся крестообразно и проходящие через всю городскую территорию. Одна из них проходила по правобережью, параллельно реке Оби и Алтайской железной дороге, пересекая Заельцовский, Центральный, Закаменский и Инюшинский районы. На северо-западе эта главная улица уходила в лесопарковую зону, в которой размещались детские санатории, пригородные здравницы и дома отдыха. На юго-востоке эта улица, пересекая речку Каменку по улице Л. Толстого, проходила к Ключ-Камышенскому плато и далее в сторону будущей железнодорожной станции Инская.

«Вторая главная улица», трассированная перпендикулярно первой, на северо-востоке уходила параллельно железной дороге через Центральный и Ипподромский районы и далее за пределы города (вылетная магистраль), а в юго-западном направлении проходила к берегу Оби, пересекая железную дорогу, и переходила на левобережье по мостовому переходу через Обь. Целый ряд других радиальных улиц не доходил до центра города во избежание излишнего дробления кварталов и чрезмерной плотности транспортных магистралей в центральной части.

Вся городская территория разбивалась на ряд районов, окруженных полосами зеленых насаждений, со своими городскими подцентрами. Левобережье города представляло собой три промышленно-селитебных образования с радиально-кольцевой структурой улиц, получивших названия: рабочий поселок-сад, пригород-сад и рабочий пригород-сад. В структуре этих пригородов-садов, которые частично размещались в пойме Оби, были запланированы промышленные «части» (территории). К каждому из центров пригородов-садов, расположенных по берегу Оби, через Обь проектировались мостовые переходы, идущие с правобережья от главных магистралей города.

Все правобережные селитебные территории города окружались резервными землями, а далее шел пояс внешних парков и сельскохозяйственных земель. Резервные территории города находились в районах современной улицы Д. Ковальчук, Гусинобродского жилого массива, Ключ-Камышенского плато. С берегов Оби «выносились» по плану лесозаводы и другие предприятия и устраивалась набережная с бульваром. Два «бульварных кольца» окружали центральную часть города и другие селитебные территории правобережья. По всему городу предполагалось в плане устроить «мелкие скверы и бульвары» по улицам, «садики перед домами».

Застройка должна была занять территорию правобережья между железной дорогой на севере и северо-западе, за военным городком на востоке и речкой Инюшкой на юго-востоке. На этой территории предполагалось разместить 250—300 тыс. человек на расчетный срок в 50 лет, принятый автором в плане.

Мнения о проекте перепланировки Новониколаевска, составленном И. И. Загривко, разделились, хотя в целом проект получил одобрение. С одной стороны, специалисты находили положительным в генеральном плане «учет интересов рабочих окраин», сообщавшихся с центром города по «кратчайшим радиальным магистралям с большой экономией времени и места». Были одобрены также предусмотренные в  плане «выходы из центра к реке (Оби), что весьма важно в отношении противопожарном и гигиеническом», «два кольца садов-бульваров и два-три парка как резервуары чистого воздуха, способствующие оздоровлению городского населения». Одобрялась также «красивость и стройность» городской структуры плана и заложенная в плане возможность «развиваться и расти городу в любых размерах и при любом наплыве населения».

Но, наряду с положительными сторонами проекта, находили, что «план мало учитывает местные условия и развит скорее в угоду определенной идее города-плаца». Проектное развитие города по каньонам речек Каменки и Первой Ельцовки подвергалось жесткой критике. «Безлесный» Инюшинский район «на горе, подверженной действию степных ветров» (Ключ-Камышенское плато), и Гусинобродский район, на путях к которым необходимо было возводить дорогие мостовые переходы через овраги, также объявлялись не перспективными для жилой застройки, слишком удаленными от центра города. Овраги считались трудными для освоения под жилую застройку. «Совершенно неприемлемым» казалось в проекте «распланирование рабочего поселка-сада» за зареченским затоном (на левом берегу): «место степное, ветреное, расположенное рядом с протоком Оби с комариными становищами». Авторов критики плана не устраивали запроектированные в нем четыре моста через Обь для связи застроенных берегов города из-за «неудовольствия ходить по мостам в нашу пургу». Критики плана предлагали направить перспективное развитие города не на левобережье, а по правому берегу Оби, ниже по течению, в лесной массив Заельцовского лесопарка, где, по плану И. И. Загривко, проектировались только лесопарк и оздоровительная зона города. «Там все данные для устройства вечнозеленого города-сада»,— отмечали критики проекта.

Критика плана перепланировки города по эскизному проекту И. И. Загривко не была глубокой по ряду положений, но ее авторы были правы, когда в целом оценивали план как составленный по формально-теоретической радиально-кольцевой схеме, заимствованной из истории градостроительного искусства, из схем планов «идеальных городов» эпохи Возрождения. Схема радиально-кольцевого плана города, модернизированная некоторыми идеями сада-города Э. Говарда (прим: Эбинизер Говард (1850—1928) — основоположник учения дезурбанистов в Англии, стремившихся уничтожить большие города, как непригодные для жизни людей. Предлагал теоретическую схему «города-сада», имевшую популярность в первые десятилетия нашего века.), не поддержанная точными расчетами и мало связанная с действительным ходом экономического развития, демографическим процессом и особенностями развития социальной жизни города, не могла быть жизненной и осталась скорее только теоретической попыткой решения проблемы перестройки города в новых исторических условиях.

Несмотря на эти недостатки, в плане И. И. Загривко можно найти и некоторые положительные решения, сохранившиеся в последующих планах реконструкции города, в чем несомненна заслуга автора. Это сохранение лесопарковой территории на северо-западе города (Заельцовский парк культуры и отдыха) как оздоровительной зоны, развитие города на левобережье с устройством ряда мостовых переходов, в связи с чем сохранялась более компактная конфигурация городской территории, без расширения города вдоль Оби, в лесные массивы. Река Обь становилась важнейшим ландшафтным элементом в панорамах застройки города и способствовала оздоровлению климата. Было ясно, что эскизный проект И. И. Загривко являлся лишь первым приближением к разрешению сложной и большой задачи перепланировки Новониколаевска, которую еще предстояло разрешить.

 В период подготовки плана планировочных работ Новониколаевск продолжал бурно расти. С самых первых дней после освобождения от войск Колчака в городе проводились различные благоустроительные мероприятия; наиболее широко они развернулись в 1924—1925 гг.

В 1925 г. был составлен пятилетний план коммунального строительства в Новониколаевске. В нем ассигновалось на строительство водопровода 3,5 млн. рублей, канализации — 3,5 млн. рублей, гостиниц— 1,35 млн. рублей, телефонной станции — 455 тыс. рублей, на замощение улиц города — 400 тыс. рублей. Предполагалось осуществить проект городского автобусного движения, приступить к озеленению города. Общая сумма ассигнований на 5 лет достигла цифры в 11,55 млн. рублей.

К замощению булыжником улиц приступили в 1920 г. На 1925 г. замостили 14,5 км, что к общей протяженности улиц города в 222,6 км составило всего 6,5%. К 1928 г. замостили уже 29,7 км улиц, т. е. 10% от общей протяженности. Мостились главные улицы — Красный проспект, Серебренниковская, Кузнецкая, Революции, Большевистская (к заводу «Труд»), Д. Ковальчук (к горбольнице) и др. В 1927 г. тротуары начали асфальтировать, но большинство из них оставалось деревянными. Всего тротуаров в городе к общей длине улиц было 22%. 

 

С.Н. Баландин, «Новосибирск. История градостроительства 1893 – 1945 гг

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер