Сибирский архитектор

Обширная архитектурная практика Андрея Дмитриевича Крячкова  позволяла ему постоянно пополнять свои знания новыми сведениями как практического, так и научного характера.

При возникновении сложных проблем в строительстве путем опытов и экспериментов он сам старался отыскать полноценные ответы. Так, например, он посчитал, что проблема уменьшения толщины кирпичных стен сплошной кладки в Сибири является принципиальной и имеющей большое значение для сибирского строительства (экономия кирпича, раствора, рабочей силы, транспортных затрат, облегчение веса стен...). В то время толщина стен в три кирпича была традиционной и закрепленной в строительном законодательстве для Сибири.

Еще в 1910 году, при массовом строительстве воинских казарм в Сибири, в строительных комиссиях возникали сомнения о целесообразности толщины наружных стен в три кирпича. А. Д. Крячков построил два двухэтажных дома в Томске — офицерское собрание и восьмиквартирный жилой дом — со стенами в два с половиной кирпича на известковом растворе. Никаких теплотехнических недостатков с течением времени в них не обнаружили: ни промерзания стен, ни конденсата, ни перерасхода топлива. Этот эксперимент убедил его в целесообразности таких конструкций, и Андрей Дмитриевич стал широко применять такие стены в жилых и учебных зданиях, получая значительный экономический эффект, хотя общепринятые нормы, действовавшие еще длительное время, все еще рекомендовали толщину стен в три кирпича на холодном растворе.

А. Д. Крячков настаивал (подобно В. А. Шретеру, И. С. Китнеру, К. К. Лыгину и др.) на целесообразности применения кирпича и естественного камня в облицовке зданий, особенно при постоянном дефиците штукатуров в Сибири и отсутствии других облицовочных материалов. Опираясь на опыт томского архитектора К. К. Лыгина и гражданского инженера Ф. Ф. Гута, он выполнил облицовку стен из кирпича на целом ряде своих зданий, и они уже более чем три четверти столетия имеют хорошую сохранность.

Много строя в городах Западной Сибири, Андрей Дмитриевич рано обратил внимание на геоморфологические и гидрологические особенности грунтов, значительно отличающихся от грунтов европейской части России. В ноябре 1913 года А. Д. Крячков, при содействии физической лаборатории Томского технологического института, провел определение скорости промерзания местных глин в Томске и с тех пор при закладке фундаментов руководствовался не нормами и рекомендациями,   а  тщательным    обследованием   и    анализом грунтов на месте. При значительном заглублении фундаментов в Сибири он считал необходимым устраивать подвальные помещения и рационально их использовать, что сам часто практиковал, размещая, например, в торговых корпусах целый ряд подсобных помещений в подвалах, устраивая в них не только внутренние лестницы, но и наружные лестницы и съезды (например, в Новониколаевском торговом корпусе, в Омском торговом корпусе).

Отмечая в архитектуре старых зданий Сибири планировочные и конструктивные приемы, отвечающие природному окружению и суровому климату региона, А. Д. Крячков писал: «...мощные организмы и лаконичные формы Менового двора в Тобольске (1700 год), Гостиного двора в Томске (1786 год), Гурьевского завода и сереброплавильной фабрики в Барнауле (30-е годы XIX столетия) говорят о силе и простоте архитектуры. Простые очертания планов и объемов, оптимальные размеры окон, отсутствие парапетов и мелких деталей на фасадах свидетельствуют о внимательном учете сурового климата проектировщиками и строителями этих зданий».

Андрей Дмитриевич отмечает как интересную деталь применение чугунных плит для облицовки цоколей заводских и административных зданий в Барнауле, стоящих уже более столетия, несмотря на влагу и морозы, разрушающие нижние части кирпичных построек. Как на хороший пример из современной ему архитектурно-строительной практики, учитывающей специфику климата и природы, А. Д. Крячков указывал на главный корпус Томского университета, в котором видна «целесообразная организация окон (оптимальных по своему размеру), крыши без парапетов, защита стен карнизами, высокие цоколи из естественного камня». Он находит уместной большую ширину химического корпуса Томского технологического института, его известково-алебастровую штукатурку фасадов и гранитный цоколь. А. Д. Крячков считал компактность планов и объемов зданий в Сибири, а отсюда их экономичность, большим достоинством и настойчиво проводил этот принцип в своих работах. Близкое по компактности плановое решение было уже дано сибирским архитектором в конкурсном проекте Московского купеческого клуба. Однако, по его мнению, компактность не исчерпывается планировкой. Она еще сложнее и интереснее выражается в третьей координате — высоте, особенно в зданиях относительно небольших, где нахождение оптимальных соотношений плана и высоты является большим профессиональным искусством.

Одной из лучших его построек в этом плане был собственный деревянный жилой дом (1910 год) в Томске (ул. Бульварная, 5) в три с половиной этажа с жилым полуподвалом, хотя деревянные здания допускались в Сибири высотой не более двух этажей. Дом компактен в плане и объеме и полностью использует полуподвал и чердак по типу мезонина. А. Д. Крячкову стоило большого труда преодолеть косность администрации и пожарных ведомств, чтобы получить разрешение на его эксплуатацию. Только через техникостроительный комитет в Петербурге он получил это разрешение при условии устройства центрального отопления и чугунных плит в кухнях. Дом, стоящий много лет, отличался высокой экономичностью и хорошей теплотехнической характеристикой. Внешняя архитектура, модернистского характера, отличалась элегантной простотой и типологической выразительностью. Кровля и карниз с большим свесом, необходимым в сибирских климатических условиях, являлись и основными эстетическими элементами сооружения... В настоящее время после длительной эксплуатации здания, как общественно-административного, он отреставрирован силами Томскреставрации с сохранением прежнего функционального использования.

Томск. Собственный дом архитектора Крячкова
 Томск. Собственный дом архитектора Крячкова

А. Д. Крячков считал, что обширные лесные резервы Сибири используются далеко не достаточно. «Дереву в Сибири, писал он, предстоит еще сыграть большую роль. Архитекторы и строители должны упорно работать над новыми, рациональными типами деревянных зданий». Своим экспериментальным домом он хотел доказать, что деревянные жилые постройки в три этажа, снабженные центральным отоплением, которое в то время считалось неприемлемым для деревянных домов, нужны и экономичны в жилищном строительстве Сибири. Однако в дальнейшем этот тип жилого дома не получил широкого распространения в жилищном строительстве из-за противодействия томской администрации. Лишь позднее, в 1916—1917 годах, А. Д. Крячков запроектировал группу деревянных домов такого типа для города-сада при Кольчугинской железной дороге, но осуществить их строительство помешала гражданская война в Сибири. Во время Великой Отечественной войны, подготавливая жилища для эвакуированных в глубокий тыл страны людей, А. Д. Крячков разрабатывал возможности и варианты приспособления чердачных объемов, в том числе и двухэтажных жилых домов, под жилые помещения, используя свои разработки раннего периода. Томский жилой дом А. Д. Крячкова да еще жилой дом архитектора В. Ф. Оржешко, построенный в 1911 году, долго оставались примерами для подражания в среде томских, омских, затем и новониколаевских архитекторов...

Андрей Дмитриевич начинает научные разработки в области строительства и архитектуры, основанные прежде всего на собственном обширном опыте, и публикует их в виде статей в научных журналах. Так он готовит в 1914 году статьи для «Журнала сибирских инженеров» под названием «О смешанных системах висячих стропил», в 1915 году отдал в «Известия Томского технологического института» другую свою статью: «Устройство оснований на слабом грунте». В них обобщены интересные случаи из инженерной практики и даны рекомендации по усовершенствованию конструкций перекрытий и фундаментов в природно-климатических условиях Сибири.

В статье о фундаментах он писал: «При возведении некоторых построек в Омске мне пришлось встретиться с видом грунта, который потребовал особого внимания при решении вопроса об устройстве фундамента. Ввиду того, что случаи постройки на таких грунтах встречаются очень часто, правильное решение этого вопроса является чрезвычайно важным.

Много денег бесполезно закапывают и забивают в землю осторожные строители, придавая излишнюю прочность своим сооружениям. С другой стороны, нередки крупные убытки и строительные катастрофы от большой смелости инженера. В том и другом случае инженер не имеет твердых научных оснований. То и другое сводит эту область инженерного дела со степени науки на степень опыта и чутья (искусства)». И далее в работе давался краткий обзор по теории расчета фундаментов и их закладки. Затем рассматривается случай из практики, подтверждающий теоретические положения автора в опровержении известных формул расчета.

В другой статье о системах висячих стропил А. Д. Крячков отмечал, что многие из тех, кто занимался вопросами «конструирования и постройки деревянных и смешанных систем висячих стропил, чувствовали недостаток в необходимых сведениях по этому вопросу. Особенно это ощутимо сказывается при решении вопросов практики: на какой системе остановиться, как ее рациональнее сконструировать, каковы должны быть детали и т. д. Вот вопросы, требующие ясных ответов, которых не найти в русской технической литературе». На такие вопросы А. Д. Крячков давал ответы в своих статьях, исходя не только из инженерных теорий, но и из опыта своей обширной строительной практики.

Томск. Здание мучных складов Торгового дома В.А. Горохова. Рисунок архитектора В.Н. Филиппова.
Томск. Здание мучных складов Торгового дома В.А. Горохова. Рисунок архитектора В.Н. Филиппова.

Проектируя бани в Томске, А. Д. Крячков заинтересовался этим типом зданий, в то время малосовершенных не только в городах Сибири, хотя и играющим большую роль в общественной жизни. Примитивность инженерного оборудования бань, нестойкость конструкций зданий во влажной среде, ограниченность модификации их объемнопланировочных решений и состава функциональных элементов, приводят его к мысли о научной разработке темы. Эта работа заняла много лет в деятельности ученого и вылилась в капитальный труд под названием «Бани и купальни, их проектирование и расчет», изданный в Томске, но уже только в 1931 году. Долгое время в нашей стране этот труд был единственным в своем роде.

В 1910—1916 годах в творческой деятельности А. Д. Крячкова происходят значительные изменения. Он по-прежнему много проектирует и строит, но уже не в стилистике модерна, а в ордерной архитектуре — неоклассицизме (псевдоклассицизме), с различной степенью приближения в своих сооружениях к основным принципам архитектуры классицизма. В эти годы он построил много крупных сооружений в городах Западной Сибири. В Новониколаевске в 1911 — 1914 годах по его проекту возводится здание коммерческого собрания (купеческого клуба, ныне здание театра «Красный факел»); в 1914—1916 годах по его же проекту строится торговый корпус филиала Богородско-Глуховской мануфактуры известных московских текстильных фабрикантов Морозовых (ныне надстроенное на 2 этажа здание почтамта). В 1915—1916 годах А. Д. Крячков проектирует и начинает строить трехэтажное здание Дома инвалидов войны (ныне перестроенное здание окружного Дома офицеров); в 1911 году проектирует и закладывает фундамент Народного дома, строительство которого вскоре прекращается из-за начала первой мировой войны... В Омске А. Д. Крячков строит торговый корпус Товарищества тверской мануфактуры (1913 год), Центральный торговый корпус (1911—1914 годы), комплекс зданий механико-технического училища на главной улице Омска — Московской (1914 год).

Андрей Дмитриевич в эти же годы также в стиле псевдоклассицизма составил многочисленные проекты учебных зданий (училищ, гимназий) для Томска, Барнаула, Каинска, Ишима, Кургана, Петропавловска и других городов Сибири... Часть из них была осуществлена, другие остались только в проектах. Некоторые здания, которые А. Д. Крячкову удалось построить за семь предреволюционных лет, были осуществлены в труднейших условиях, наездами из Томска, при сохранении основной работы преподавателя технологического института, иногда с помощью студентов-практикантов инженерно-строительного факультета.

Изменение стилистики в работах А. Д. Крячкова было неслучайным, это не было и проявлением индивидуального вкуса автора. Переход на новые стилистические творческие позиции (псевдоклассицизма) был обусловлен общим состоянием архитектурной жизни в России. Буржуазный заказчик не считал архитектуру самостоятельной областью культуры. Эстетическая сторона в архитектуре или совсем не признавалась, или часто имела прикладной характер и допускалась лишь тогда, когда приносила дополнительный доход, т. е. служила рекламой фирмы, владельца, товаров и т. д. Подобному господству частновладельческих интересов в строительстве, естественно, отвечал и крайне творческий субъективизм в архитектуре при отсутствии общей идейно-эстетической устремленности архитекторов-профессионалов. Архитектурное проектирование, в одном случае, сводилось к техническому строительству, к обеднению ее эстетической сущности, к упадку общей градостроительной культуры, с другой стороны, архитектура расцветала тяжеловесной мешаниной стилей, в ущерб ее технической и эксплуатационной целесообразности, также с обеднением ее культурологического содержания. Уровень культуры частного заказчика влиял на творческий уровень профессиональной культуры архитектора.

Демократические деятели России боролись против эклектизма. Происходили поиски новых начал архитектуры, отражающей в современных формах богатейшие национальные традиции, поиски ансамблевости и художественной стилистической  цельности.  Под давлением правящих классов поиски шли разрозненными путями, новлияние их на развитие архитектуры было значительно. Достаточно вспомнить такие имена, как И. Фомин, А. Щуко, А. Щусев и др.

Правящие классы России, особенно после первой русской революции, чувствуя непрочность своего положения, начали обращаться к прошлому, зачастую идеализируя его, к ретроспективизму, к поискам стилизации, дающей какое-то эстетическое единство. Дворянско-помещичье окружение царского двора стремилось .насадить эстетику классицизма — периода расцвета архитектуры дворянской империи в России (конец XVIII —первая половина XIX века), пытаясь создать идеологический фон своему пошатнувшемуся господствующему социальному положению в стране. Во многих сферах искусства этого времени воспевается красота дворянской усадьбы, усадьбы-особняка в городе, архитектура Петербурга XVIII — начала XIX века или дворянской Москвы после Отечественной войны 1812 года. В высших учебдых заведениях и, прежде всего, в императорской Академии художеств насаждается акадехмический псевдоклассицизм, устраиваются выставки, посвященные этой эпохе, издаются богатые труды по архитектуре классицизма и ампира.

С.Н. Баландин.«А.Д.Крячков. Сибирский архитектор»

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер