ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН — ОСНОВА ГОРОДА

Среди сибирских городов Новосибирск выделяется своей необычной историей развития. За короткий срок небольшой поселок, возникший у места строительства железнодорожного моста через Обь, превратился в один из крупнейших промышленных, научных и культурных центров нашей страны. Численность его населения превысила один миллион в то время, когда город не достиг еще своего семидесятилетия. Случай этот, можно сказать, в истории градостроительства беспрецедентный. Таким городам-«рекордсменам», как Нью-Йорк и Чикаго, чтобы подойти к этому рубежу, потребовалось 125 и 90 лет.

В сложных условиях развивался Новосибирск. Появление градостроительных, архитектурных, экономических, экологических и других проблем связано с невиданными темпами его роста. За быстрым физическим развитием не поспевало развитие городских систем. Свою негативную роль сыграла и война.

Да, Новосибирск не подвергался налетам вражеской авиации. Ни одна бомба, ни один фашистский снаряд не упал на его территорию — в те годы это было просто невозможно, хотя, вероятно, очень желательно для врага. Но до сих пор наш город носит на своем теле раны и рубцы тех тяжелых лет. Это и районы малоэтажного неблагоустроенного жилья, и разбросанность городских территорий (ведь нужно было в кратчайшие сроки установить эвакуированное из западных районов страны оборудование и дать продукцию фронту), и многие другие сложности планировочной структуры, которые неизбежно порождают проблемы дальнейшего развития города.

И все же всегда, в прошедшие годы и в будущем, архитекторы и строители мечтали и будут мечтать о создании красивого города. Ведь именно это двигало всеми, кто проектировал  и строил в  Новосибирске Дом науки и культуры  (ныне здание театра оперы и балета). Кадры кинохроники сохранили для нас потрясающую картину,  показывающую,  как  среди  одноэтажных покосившихся деревянных домишек вырастала гигантская глыба ДНК  с  огромным  монолитным  куполом.  Несмотря    на большие  трудности   (не  хватало  материалов,   отсутствовала необходимая техника и т. д.), здание было построено. Своим выразительным архитектурным обликом и силуэтом оно доминирует в застройке исторической части центра и по сей день является своеобразным символом нашего города.

Тот, кто давно не был в Новосибирске, посетив его сейчас, не сразу узнает город. Многое изменилось в нем за прошедшие годы. Исчезли целые кварталы, целые массивы ветхой застройки, на месте прежних глиняных карьеров созданы современные жилые районы, проложены новые магистрали, ведется благоустройство долины Каменки и набережной Оби. Достопримечательностью города стали не только оперный театр и ряд других сооружений довоенного периода, но и новые жилые и общественные здания.

Сейчас в Новосибирске  имеется более 20 млн. м2 общей площади жилья, правда, пока еще около 2 млн. м2 размещаются в неблагоустроенных домах. Свыше 80% домов в городе обеспечены водой, канализацией, теплом. Значительная часть домов имеет телефоны. И о том, что это значит и как далеко вперед мы шагнули за прошедшие 20—25 лет, можно судить по таким цифрам: в 1964 году (на момент начала выполнения действовавшего все эти годы генерального плана города) в городе проживало 1 млн. 64 тыс. человек, а площадь жилых домов составляла примерно 7 млн. м2, из них почти половину занимали малоэтажные неблагоустроенные дома. Да и из имевшихся капитальных домов благоустроены были далеко не все.

За прошедшее десятилетие в Новосибирске ежегодно вводилось в строй 550—600 тыс. м2 общей площади в 5-, 9-, 12-этажных жилых домах, а это значит, что каждый год около 40—45 тыс. человек (то есть население небольшого города) улучшали и улучшают свои жилищные условия. В ближайшие годы планируется поднять обеспеченность жильем до 16 м2 общей площади на человека, а к 2000 году в городе должно быть построено столько жилых домов, чтобы каждая семья получила отдельную квартиру. А это значит, что если в каждую из прошедших пятилеток в эксплуатацию сдавалось примерно по 3 млн. м2 общей площади, то теперь планы пятилетнего жилищного строительства увеличиваются до 4—4,5 млн. м2 общей площади. При этом, конечно же, есть проблемы, связанные, главным образом, с качеством застройки и благоустройства новых районов, но темпы жилищного строительства в городе, как и в стране в целом, впечатляют.

Известно, чем крупнее город, тем сложнее и многообразнее проблемы его жизнедеятельности. Мы часто сравниваем город с огромным живым организмом. Даже незначительные сбои в функционировании той или иной городской системы отражаются на его «здоровье». Жители города хорошо чувствуют его болезни. Архитекторы и инженеры, все, кто причастен к развитию города, постоянно держат руку на его пульсе.

Пройдет несколько лет, и наш город вступит в свое второе столетие. Много это или мало? По меркам человеческой жизни — это много. Если же оценивать все с позиций истории, Новосибирск среди городов-гигантов пока еще подросток. В настоящее время он является самым крупным городом в Сибири. Численность его населения приблизилась к полутора миллионам человек.

В течение последних 20 лет на каждое пятилетие в городе заблаговременно планируется размещение жилья, объектов культурно-бытового обслуживания и других видов городского строительства. После выполнения в 1965 году коллективом института Новосибгражданпроект генерального плана города (1) и утверждения его в 1968 году этим же институтом для Новосибирска были последовательно разработаны проекты размещения комплексного жилищного строительства на десятую, одиннадцатую, двенадцатую и тринадцатую пятилетки (2—5). Одновременно рассматривались предложения по формированию города на период до 2000 года.

Коллективом московского института Гипрогор при участии ряда ведущих проектных и научно-исследовательских организаций Новосибирска в 1980 году были завершены работы над технико-экономическими основами (ТЭО) развития города до 2005 года (6), а затем, в 1984 году, на их основе была закончена корректировка генерального плана (7), определившего основные положения и параметры Новосибирска на двадцатилетний период, а также давшего предложения по его развитию на более отдаленную перспективу.

Численность населения Новосибирска по этому градостроительному документу на расчетный срок должна составить 1 млн. 750 тыс. жителей. Специалисты рассмотрели с различных позиций все стороны предстоящего в ближайшее двадцатилетие городского строительства. Географическое положение, природно-климатические условия и экономические особенности, в которых развиваются крупнейшие города Сибири и Дальнего Востока, в том числе и Новосибирск, вызывают при проектировании и реализации их генеральных планов целый ряд проблем. Основными из них являются определение численности населения города и соответствующее развитие планировочной структуры его территории. От их правильного решения во многом зависит будущее города.

История становления и развития большинства сибирских городов свидетельствует о том, что многие поселения возникали как укрепления в наиболее удобных с точки зрения военной стратегии местах. Дальнейшее развитие получали, как правило, те населенные пункты, которые оказывались, помимо всего прочего, на пересечениях важных торгово-транспортных путей. С развитием промышленного производства основным градообразующим элементом города стала промышленность.

Именно быстрый рост промышленного потенциала Новосибирска в годы первых пятилеток, затем в годы войны, когда сюда из западных районов страны были эвакуированы крупные заводы, стал причиной форсированных темпов его развития. Однако, чем крупнее город, тем сложнее и острее проблемы его жизнеобеспечения, тем больше требуется затрат на их решение, а также на создание необходимых удобств его жителям, оказавшимся в условиях перенаселенного города. В то же время экономическая целесообразность городских поселений при комплексном развитии всех систем не может находиться в прямой зависимости от их величины. Эта зависимость, как показывает градостроительная наука, носит достаточно сложный характер. Однако в отечественном градостроительстве в 60-е годы был взят курс на ограничение роста городов. Одним из его регуляторов считалось перемещение крупной промышленности в малые и средние города, расположенные на незначительных расстояниях от города-центра. Предполагавшееся создание филиалов предприятий и новых заводов в Бердске, Мошкове, Искитиме, Черепанове, Ташаре, Колывани и других городах и поселках должно было не только сдерживать рост Новосибирска, но и, что не менее важно, повысить промышленный и культурный потенциал развивающихся городов агломерации. Иными словами, рациональное размещение промышленности и других градообразующих элементов должно было стать одним из важнейших факторов формирования удобной планировочной структуры города-центра и создания развитой взаимосвязанной системы населенных мест.

Центром такой системы-агломерации, в которую входит в настоящее время целый ряд городов и поселков, расположенных в бассейне Оби и вдоль Новосибирского водохранилища, и является Новосибирск. Численность населения новосибирской агломерации составляет около 2 млн человек. А это значит, что на долю остальных населенных мест области приходится примерно 20% жителей. В то же время численность населения Новосибирска, приближающаяся к полутора миллионам, составляет почти 60% от численности населения области и свыше 70% численности населения агломерации. Как огромный магнит, притягивает к себе Новосибирск жителей малых и средних городов и поселков области.

Если проследить темпы роста численности населения Новосибирска и бросить  ретроспективный взгляд на те проекты, которые прогнозировали развитие его количественных параметров, то получается довольно интересная картина. К моменту выполнения первой генеральной схемы планировки в 1927 году (8) население Новосибирска составляло 135 тыс. человек. Разработанная под руководством профессора Б. Коршунова схема генерального плана города явилась одной из самых ранних работ советских градостроителей. Однако, несмотря на отсутствие какого-либо опыта по выполнению подобных проектов, прогнозы, сделанные советскими специалистами, оказались настолько верными, что все дальнейшие работы по развитию планировочной структуры города велись в русле этого проекта. Схема предусматривала развитие Новосибирска на 40—45-летний период с увеличением численности населения до 1 млн. 300 тыс. жителей. К этому рубежу город приблизился в намеченные сроки. Прогнозы специалистов, сделанные более шестидесяти лет назад, оправдались. Подтвердилась и необходимость последовательного развития общегородского центра с выходом его административно-делового ядра на высокий левый берёг Каменки. И необходимость освоения для общественных функций прибрежных территорий левобережья Оби. Жизненными оказались и две другие идеи: создание системы городских подцентров со своими зонами влияния и последовательное формирование одной из главных композиционных осей — Оби и ее берегов.

Почти через 40 лет после этого первого официального градостроительного документа был разработан генеральный план города. Определяя расчетную численность его населения на 1990—1995 годы, специалисты Новосибгражданпроекта при консультации московских коллег исходили из того, что постановлением Совета Министров СССР с 1959 года в Новосибирске (как и в ряде других крупнейших городов) было ограничено новое промышленное строительство. Генеральным планом закладывался ежегодный прирост численности населения в 15 тыс. человек. Фактически же в 60—70-е годы городское население увеличивалось ежегодно в среднем на 20—22 тыс. человек, и расчетная численность населения была достигнута задолго до конца действия вышеназванного градостроительного документа.

Что же произошло? Почему не было реализовано одно из основных положений генплана? Ведь это был проект, который являлся основой для последующего планирования и соответствующего финансирования развития города и его систем, основой для последующего градостроительного проектирования. Что же это за документ, называющийся генеральным планом, и почему так велика его роль в градостроительном формировании города? Из публикаций в печати читатели наверняка знают, что генплан — это проект, вбирающий в себя решение всех актуальных задач городского строительства. На основе глубокого анализа всех сторон жизни города этот проект в графической и текстовой форме излагает основные концепции развития городской территории. В одной из действующих ныне инструкций, на основании которой градостроители выполняют проекты, написано: «Генеральный план любого населенного пункта является основным градостроительным документом, разрабатываемым в увязке с системой государственного планирования, экономического и социального развития страны. Он определяет долгосрочные перспективы развития населенного пункта, его планировочной структуры, промышленных, жилых, коммунально-складских и других функциональных зон, сети общественного обслуживания населения, систем транспорта и инженерного оборудования, а также принципы охраны окружающей среды...

Генеральный план обязателен для всех организаций, осуществляющих проектирование и строительство на территории населенного пункта. Утвержденный генплан является одним из основных документов при составлении ж реализации планов комплексного экономического и социального развития населенного пункта».

Однако, к сожалению, нет еще ни одного примера из нашей градостроительной практики, показывающего, что генеральный план не нарушался бы и строго соблюдался. И нарушения эти, причем по большому счету, не говоря уже о мелочах, начинаются еще тогда, когда вовсю идет работа по созданию этого сверхважного документа, За примерами не нужно далеко ходить. Так случалось, и довольно часто, что утвержденный Совмином РСФСР в 1968 году и действовавший до 1983 года генплан не принимался во внимание при отводе земель под перспективное строительство, не соблюдалось условие комплексности застройки. Вот почему новосибирцы (да и только ли они одни!) имеют далеко не полный набор учреждений обслуживания, недостроенные дороги, совершенно неожиданные (с точки зрения здравого смысла) объекты, преграждающие выходы основных городских магистралей, массовое выборочное строительство отдельных жилых зданий, которое, как мощная лавина, на долгие годы отодвинуло строительство в крупных жилых массивах. Наконец, из-за практики несоблюдения основных положений генплана в 60—70-х годах, Новосибирск потерял несколько перспективных площадок, предназначавшихся под жилищное строительство.

У проектировщиков (да и не только у них) складывается такое впечатление, что большая часть градостроительной документации, заказывавшейся и выполнявшейся в предыдущие десятилетия, делалась только «для галочки». Нередки были случаи, когда вразрез с предложениями проектировщиков приостановить проектирование того или иного жилого массива из-за отсутствия реальных возможностей для строительства в нем жилых и других объектов, необходимых для нормальной жизни людей, такой проект заказывался (по-видимому, «на черный день»), а потом выбрасывался. Такая судьба постигла, например, Южно-Чемской жилой район, на который трижды (в 1968, 1976 и 1983 годах) разрабатывались проекты детальной планировки в надежде на быструю застройку свободных территорий. Однако отсутствие тепла и ненадежные транспортные связи с другими районами и по сей день сдерживают жилищное строительство в этой части города.

Похоже, что опыт, знания и авторитет проектировщиков, работающих над градостроительным проектом коллегиально и проводящих его через множество согласующих инстанций, ровно ничего не значат ни для руководства города, ни для главного архитектурно-планировочного управления, продолжающих решать важнейшие вопросы городского строительства по узковедомственному принципу. Не избежали этой судьбы и новый генеральный план города, и те проекты размещения комплексного жилищного строительства, которые разрабатывались для города на каждую пятилетку.

Но, рассматривая вопросы, связанные с отношением со стороны реализующих органов к основному градостроительному документу, нельзя не отметить и то, что зачастую и сами эти материалы страдают рядом ошибок и относительно консервативным подходом к решениям основных вопросов. В них зачастую отсутствует гибкость при решении проблем как количественного, так и качественного порядка, а все это приводит к тому, что генеральные планы городов требуют корректировки, прослужив всего несколько лет из тех 20-25, на которые они были рассчитаны.

Разрабатывая генплан, можно мастерски отрисовать его схему, соблюдая все требования нормативов, можно на высоком уровне разработать все вопросы, связанные с жизнеобеспечением города, можно блестяще защитить его во всех многочисленных инстанциях, в том числе даже в самых высоких, но если авторы ошибутся в главном _ в определении численности городского населения и территориальных возможностей населенного пункта, можно с уверенностью сказать, что век у такого проекта будет недолог. А ведь как раз эти-то два основных показателя (население и резервы территориального развития) и утверждались для Новосибирска в самых высоких инстанциях, вернее — не столько утверждались, сколько «спускались» сверху, и проектировщики должны были следовать этим показателям, заранее обрекая свое детище на гибель.

Как показал анализ реализации генерального плана, выполненный Новосибгражданпроектом в 1976 году (9), условия, в которых развивался город, во многом не соответствовали основным положениям главного градостроительного документа. Причина этого заключалась в том, что действовавший генеральный план не предусмотрел тенденцию быстрого роста экономической базы Новосибирска.

Известно, что определение численности населения любого населенного пункта зависит в первую очередь от численности градообразующих кадров. Чем же был вызван рост в Новосибирске градообразующей группы населения за прошедшие годы? Анализ этого явления показал, что наибольшие темпы роста кадров наблюдались в проектных и научно-исследовательских организациях, а также в высших и средних специальных учебных заведениях. Численность работающих в этих отраслях народного хозяйства возросла с 1965 по 1976 год в несколько раз. Таким образом, научно-технический профиль стал в Новосибирске в настоящее время вторым по величине градообразующим фактором.

Сопоставляя развитие таких крупных центров, как Свердловск, Новосибирск, Омск, Иркутск, можно сделать вывод о том, что, чем крупнее город, тем больший удельный вес в численности его населения занимают кадры, работающие в сфере науки и образования. Следовательно, ограничение роста только промышленных предприятий не сможет значительно повлиять на развитие таких городов. И тенденция к искусственному сдерживанию роста населения, проводимая в последнее время для крупнейших городов, имеет пока больше отрицательных, нежели положительных сторон. В первую очередь, это приводит к ухудшению социальных условий проживания городского населения, так как в проектных работах на основании ограничения роста его численности заведомо закладываются недостаточные для таких городов объемы жилищного, культурно-бытового, транспортного и других видов строительства. Если число жителей увеличивается значительно быстрее, чем это предусматривается в проекте, то город оказывается экономически и территориально неподготовленным к решению возникающих проблем.

Стало очевидным, что, разрабатывая генплан крупнейшего города, необходимо закладывать в его основу численность населения, корректируемую в пределах 200—250 тыс. жителей. Это, в свою очередь, требует разработки такого варианта, который позволяет более гибко подходить как к количественным, так и к качественным характеристикам генплана. Но эта гибкость позволяет сразу же заложить в городское хозяйство тенденцию к быстрому переустройству. Гибкость планировочной структуры города должна закладываться на основании гибкости размеров численности населения.

Все эти современные требования были учтены специалистами московского Гипрогора, выполнявшего корректировку генерального плана Новосибирска. Помимо того, что в этом проекте разработана программа строительства до 1995 года и выработаны основные направления развития до 2005 года, в нем даны предложения по росту города на более отдаленную перспективу с увеличением численности городского населения до 1,8—2 млн человек.

К этой большой и важной для города работе, выполненной нашими коллегами из московского Гипрогора при непосредственном участии целого ряда проектных и научно-исследовательских организаций Новосибирска, мы еще не раз будем возвращаться в своем повествовании. Но об одном хотелось бы сказать в заключение данной главы: генеральный план — основа города. Важнейшим условием планомерного и последовательного развития городского организма является уважительное отношение к этому документу и его основным положениям. Мы знаем как сложно бывает решить транспортную развязку, если построенное рядом здание «посажено» без учета перспективного развития транспортного узла, какие дополнительные капитальные затраты приходится нести, решая эту, в общем-то весьма небольшую в масштабах крупного города, задачу. Куда значительнее бывают материальные издержки, если в угоду сиюминутным конъюнктурным соображениям нарушаются принципиальные основы генерального плана. А это, к сожалению, пока еще случается — и нередко.

Жилые и промышленные районы, общегородской центр и центры жилых районов, рекреации, коммунально-складские территории — все эти элементы, составляющие городскую среду, тесно связаны в единый организм общим композиционно-планировочным замыслом, пронизаны, как кровеносной системой, транспортными и инженерными коммуникациями. От физической и эстетической комфортности этой среды зависят не только самочувствие, настроение, работоспособность, но и судьбы людей, здесь живущих. Человек формирует среду, в которой он живет, среда в свою очередь формирует человека. Процесс этот взаимопроникающий, и в нем особенно прослеживается связь поколений. То, что архитектор или инженер-проектировщик закладывает сегодня в проектах перспективного развития города, нашим поколением будет реализовано лишь частично. Работу, продолжат наши дети и внуки. И в этом процессе крайне необходимо видеть и не разрушать связь прошедших, нынешних и грядущих времен.

Новосибирск: город к 2000 году. М.Р. Колпакова, Г.Н. Туманик

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер