ПРОБЛЕМЫ РОСТА

Стремительные темпы роста, с одной стороны, вывели Новосибирск в авангард советских городов, а с другой стороны, поставили перед ним массу сложных проблем градостроительного характера. Среди множества проблем, возникающих перед растущим населенным пунктом, выделяются основные, от решения которых зависит дальнейшее развитие любого города, а тем более такого гиганта, как Новосибирск. Одну из этих проблем мы уже назвали. Это — расчет численности населения. Она определяет параметры территориального развития города. Это — вторая задача, решать которую приходится постоянно.

Когда с гордостью говорят о том, что Новосибирск по занимаемой территории стоит на третьем месте в РСФСР после Москвы и Ленинграда, мы знаем, сколько сложных и трудноразрешимых проблем рождает этот внешне благополучный показатель.

Как известно, площадь нашего города составляет свыше 470 км2 а это значит, что на 1000 человек в среднем приходится более 31 га, т. е. примерно в три раза больше чем определяют действующие в настоящее время нормы. Казалось бы, чем больше земли, тем лучше возможности маневрирования при размещении жилья, промышленности, парков и других элементов городской среды. Но на деле все оборачивается по-другому. Свободных, неиспользуемых, территорий в городе практически нет. А если и есть, то они требуют больших затрат на инженерную подготовку прежде, чем могут быть использованы под тот или иной вид строительства. Другое дело, что используются территории, как правило, крайне нерационально. Это относится как к промышленным районам, так и к селитебным территориям, т. е. занятым жилой и общественной застройкой.

Необходимость территориального развития, с одной стороны, и сложности реконструкции, с другой, при выборе участков часто приводили не к поиску оптимального варианта, учитывающего весь комплекс задач развития города, а к волевым решениям вразрез с основными положениями генерального плана. Так значительная часть территорий, намеченных прежним генеральным планом для размещения жилищного строительства, была использована по другому назначению, а это чрезвычайно осложнило дальнейшее территориальное развитие Новосибирска. Нарушением генплана явилось неудачное с точки зрения развития города размещение комплекса ВАСХНИЛ, который занял около 6 тыс. га. Это преградило развитие города в южном направлении вдоль левого берега Оби. В северной части левобережья вблизи от города построен крупный свиноводческий комплекс, ограничивающий развитие Новосибирска и в этом направлении. Не был вынесен в эти годы за пределы города аэропорт местных линий, занимающий примерно 1000 га городской территории. Территориальные возможности Ключ-Камышенской площадки, резервировавшейся старым генеральным планом для строительства крупного жилого района, значительно снижены санитарно-защитной зоной размещенной здесь ТЭЦ-5...

Все эти негативные стороны  реализации прежнего генерального плана, обусловленные нарушением его основных положений, значительно  затруднили в прошедшие годы не  только решение вопросов рационального размещения в городе жилищного строительства, но и, что особенно важно, значительно осложнили  дальнейшее территориальное развитие города. Да, необходимо более внимательно относиться   к   внутригородским   территориальным  резервам,  более интенсивно и по-хозяйски   использовать   территории,  занятые в настоящее  время жильем,  промышленностью,  коммунально-складскими предприятиями, разумно  использовать рекультивируемые неудобицы, но этого далеко недостаточно. И новый генеральный план, намечая ряд площадок для дальнейшего развития Новосибирска в пределах расчетного срока, одновременно выдвигает предложения по территориальному развитию города на перспективу. Сделано это для того, чтобы исключить возможность градостроительных ошибок при отводе участков для крупных объектов областного или городского значения. Вот почему основные положения такого важного градостроительного документа, как утвержденный генеральный план, должны иметь силу закона.

В последнее время особенно острым стало размещение и формирование новых жилых районов и микрорайонов в городе. Давно исчерпаны свободные от застройки площадки,  не  требующие  больших  затрат  на  инженерную подготовку и оборудование. Сейчас новосибирцы вынуждены осваивать территории, заболоченные или  затапливаемые   интенсивными  паводками, изрезанные оврагами или застроенные малоэтажным  жильем   (далеко не всегда ветхим),  территории, на которые отрицательно влияют те или иные источники вредности. Наконец, как правило, все эти площадки, прежде чем они будут застроены, должны быть обеспечены сложными инженерными коммуникациями. В ближайшие 20—25 лет нашему городу предстоит построить почти столько же благоустроенного жилья, сколько имел он на начало двенадцатой пятилетки, т. е. в 1986 году. Для выполнения этой задачи необходимо освоение 2,5 тыс. га территорий, которое   требует значительных материальных затрат,  больших усилий всех служб, организаций и специалистов, занятых   проектированием  и  строительством.

Есть еще одна проблема, с которой столкнулся Новосибирск из-за разобщенности своей территории и в связи с ростом численности городского населения. В малом, среднем и даже в большом городе существует единый общегородской центр, который как бы концентрирует в себе все основные функции административной, общественной, культурно-бытовой, спортивной и прочей жизни населения. В крупнейших же городах одним общественным центром не обойтись. Общегородской центр такого города представляет собой развитую систему, состоящую из собственно центра города и центров отдельных его частей, или, как принято их называть, планировочных районов, или планировочных зон. Появляются подцентры, размещаемые на основных вылетных магистралях, то есть направлениях, связывающих центр города с центром планировочной зоны и имеющих непосредственный выход на загородные дороги. Помимо того, что эти подцентры как бы дублируют, разгружают общегородской центр, они позволяют жителям пригородных районов эпизодически посещать крупные культурно-бытовые, торговые и другие учреждения городского центра. Центры планировочных зон призваны выполнять, главным образом, межселенные функции.

Новый генеральный план предполагает формирование пяти периферийных по отношению к шестой, центральной, планировочных зон со своими подцентрами. Они существуют пока только в проекте, но организация их необходима. Положено начало формированию центра планировочной зоны в районе площади Карла Маркса, по ул. Богдана Хмельницкого. Формируется центр планировочной зоны в Академгородке. Но основная работа по их созданию еще впереди.

Разбросанность городских территорий, большая разобщенность промышленных и жилых районов, наличие естественных преград до крайности обострили проблему транспортных связей. Справедливы и упреки жителей города в адрес городских служб транспорта в плохой организации перевозок пассажиров. Последовательный пуск метрополитена ставит перед организацией наземного городского пассажирского транспорта новые задачи, отнюдь не менее сложные, чем при работе без метро. И к этому должны быть готовы службы развития и эксплуатации пассажирского транспорта.

Практика современного градостроительства показала, что при наличии метро целесообразно и экономично концентрировать жилищное строительство на площадках с объемом не менее 0,7—1,0 млн. м2 общей площади, то есть там, где живет 50—70 тыс. человек. Это еще раз говорит о том, как важно свести до минимума многочисленную выборочную застройку отдельными домами и мелкими группами или кварталами, которая сейчас составляет, к сожалению, около половины всего строящегося жилья, распыляя силы и средства, создавая буквально на каждом шагу строительные площадки и не давая возможности получить при этом завершенные участки города.

Появилась настоятельная необходимость в создании таких крупных жилых массивов, как Северный (на месте аэропорта) в Заельцовском районе города с объемом первоочередного строительства, превышающим 1 млн. м2 общей площади (60—70 тыс. жителей), Восточный (Молодежный) в Октябрьском и Западный в Ленинском районах с объемом жилищного строительства более 0,5 млн. м2 в каждом, Южно-Чемской, на котором можно расселить около 50 тыс. жителей, и т. д.

Проблема   законченности,   завершенности    отдельных частей города неразрывно связана с интенсивным освоением  центральных  территорий.  Современная    городская застройка здесь   до сих пор перемежается с деревянными домишками, построенными в начале века. Лишь в одном месте Новосибирску удалось выйти к реке, остальные прибрежные территории заняты старыми, оставшимися от довоенного периода предприятиями,    складами, ветхой  малоэтажной  жилой  застройкой.  Реконструируемая центральная часть Новосибирска является резервом для развития жилой и общественной застройки, формирования новых зеленых массивов, благоустроенных набережных без территориального роста города. Кроме того, это — мощный  фактор  формирования  целостной  и  композиционно завершенной городской застройки.

Выход на центральные территории связан со значительной ломкой старой мелкоквартальной структуры, с большим сносом ветхой малоэтажной застройки, с повышенными требованиями к качеству возводимого жилья и одновременно с необходимостью органичного включения новой застройки в исторически сложившуюся среду. Все это позволит последовательно формировать городской центр и осваивать ту часть городской территории, которая наиболее обеспечена транспортными и инженерными коммуникациями.

Нельзя, конечно, не сказать и о том, что центральная зона города испытывает острый дефицит в кадрах: ежедневно сюда приезжают на работу 150—160 тыс. жителей других, периферийных районов города. А это, в свою очередь, усугубляет транспортную проблему, создает большие затраты времени на транспортные передвижения. Конечно, расселить всех, кто работает в центре, рядом с местом работы просто невозможно из-за территориальной ограниченности центральной зоны, однако изыскивать здесь резервы под жилищное строительство необходимо. За прошедшие 10—15 лет специалисты института Новосибгражданпроект определили в этой части города несколько крупных площадок под жилую и общественную застройку. Так, например, новыми районами жилищного строительства в ближайшие годы станут прибрежные территории в Железнодорожном и Октябрьском районах, берега благоустраиваемой долины Каменки, где планируется строительство жилого микрорайона по ул. Шевченко. Названные площадки, расположенные на сложившихся крупных магистралях, вблизи от первоочередных станций метрополитена, в зонах активного природного ландшафта, представляют собой стратегически важные внутригородские территориальные резервы, освоение которых диктуется не только экономическими и социальными соображениями, но и эстетическими требованиями.

В середине 70-х годов строители вышли на большую площадку — ул. Челюскинцев. Здесь, вблизи от главного железнодорожного вокзала, на месте бывших улиц Иркутской, Бурлинской, Енисейской и других, возник новый современный жилой микрорайон. Полное его завершение принесет городу около 0,5 млн. м2 жилья и позволит расселить здесь почти 40 тыс. жителей (10).

Более десяти лет стоял вопрос о застройке южной стороны Вокзальной магистрали. Не один вариант был рассмотрен и проанализирован архитекторами и инженерами-конструкторами Новосибгражданпроекта. Давно уже пришел в негодность и разрушился макет, выполненный по одобренному градостроительным советом варианту, пожелтели от времени чертежи. А дело со строительством до последнего времени никак не сдвигалось с мертвой точки. Не стремились строители Главновосибирскстроя к такого рода работам: кирпичное строительство, много объектов обслуживания, повышенные требования к качеству... Пугало все это их. Вот и уходили они правдами и неправдами от такой обузы. Наконец согласие на строительство дало управление Сибакадемстрой. Спешно перерабатывалась проектная документация на нового подрядчика с надеждой, что уж в тринадцатой пятилетке этот «провал» в застройке магистрали обязательно будет заполнен (11). Сегодня можно с удовлетворением отметить, что строительство здесь наконец-то началось.

Для дальнейшего  освоения центральных территорий важным представляется строительство экспериментального жилого микрорайона по ул. Горской. Здесь предполагается  провести  ряд  экспериментальных  проверок,  связанных со строительством в нашей климатической зоне.

Одно  перечисление  местонахождения новых жилых районов, которые будут строиться в Новосибирске в ближайшие годы, конечно же не может дать наглядной картины  преобразования  городских  территорий. Поэтому нужно, наверное, охарактеризовать хотя бы  несколько жилых районов, намеченных к строительству в ближайшие  годы.  На  наш взгляд,  наиболее ответственными в градостроительном   отношении   являются   три     крупных участка застройки: жилые районы «Прибрежный» и «Береговой», а также микрорайон по ул. Шевченко.

Чрезвычайно остро стоит проблема реконструкции береговой части Железнодорожного района   (жилой район «Прибрежный»;  12). Это едва ли не самый старый малоэтажный   район   города.  Реконструкция его является задачей не только градостроительной, но и социальной. Ведь этот  район формирует значительную и наиболее важную часть речного фасада правобережья. Эта территория, отгороженная от центральной части района железной дорогой, долгое время не привлекала к себе внимания специалистов.   Но   пробивка   транспортной  связи через Обь посредством строительства мостового перехода (Димитровский створ) и подходов к нему резко изменила ситуацию. Район ул. Владимировской сразу же включился в «работу» и стал немым укором всем, кто неоправданно долго планировал преобразование старой  «Нахаловки», ссылаясь на трудности с инженерным оборудованием, на значительный снос, неготовность строительной базы и т. д. В результате и к началу двенадцатой пятилетки город оказался неподготовленным к решению задач, связанных с реконструкцией этой территории.

Может быть, тут сказалось и то, что все эти годы Новосибирск вел застройку и осуществлял, естественно, снос на нескольких других крупных массивах в центральной части города — Кропоткинском и Челюскинском. Нет нужды доказывать, как нужны городу эти районы, оказавшиеся в центре внимания нескольких крупных промышленных зон. Есть только маленькое «но» во всей этой истории: прежде, чем строить на этих площадках многоэтажное современное жилье, было снесено несколько десятков и сотен малоэтажных домов, пригодных для проживания, крепких, построенных не на заре становления города, а в 50-х годах (особенно это касалось Кропоткинского массива).

Нельзя не сказать и о проблеме инженерного обеспечения городских районов. Особенно остро стоит перед Новосибирском вопрос теплоснабжения, в частности, левобережья. Полным ходом идет строительство ТЭЦ-5, а уже развернуты работы по проектированию ТЭЦ-6. Кроме того, в городе происходит постоянное обновление инженерных сетей, отслуживших свой срок... Однако об этом, видимо, нужно вести особый разговор.

Решая проблему обеспечения населения благоустроенным жильем, Новосибирск столкнулся и с другой задачей — комплексным завершением жилых районов, полным насыщением их всеми видами культурно-бытового обслуживания, инженерного оборудования, благоустройства. Одновременно перед городом встала задача формирования целостного архитектурно-художественного облика, который немыслим без повышения уровня градостроительного проектирования, совершенствования качества планирования городского строительства, коренного преобразования строительной базы, повышения культуры строительства, личной ответственности каждого, кто причастен к размещению, проектированию и строительству новых объектов.

Массовое индустриальное строительство в центральной зоне города — сложная и ответственная акция. Она недопустима без заинтересованного и добросовестного отношения к ней всех исполнителей. Особая ответственность ложится на проектировщиков, органы архитектуры, но наиболее сложные задачи эта работа выдвигает перед строителями. Мало того, что строительство здесь, как, впрочем, и везде, должно быть комплексным, с одновременной сдачей жилых домов, объектов обслуживания, а также полного благоустройства, здесь нужны жилые дома в 12, 16 этажей, которые строители должны освоить в максимально короткий срок; здесь многое должно быть построено из кирпича, по индивидуальным проектам. Качество строительства здесь должно оцениваться совсем другими мерками. Тот качественный уровень, который был достигнут на лучших пока микрорайонах «Снегири» (13) и по ул. Челюскинцев, уже недостаточен. На новый качественный уровень должно быть поднято изготовление индустриальных изделий, строительно-монтажные и отделочные работы, благоустройство и озеленение территорий. Это возможно только при условии резкого повышения культуры строительства всех, начиная с рабочих и заканчивая руководящими работниками Главка.

Коренное улучшение дел в капитальном строительстве — одна из наиболее важных и злободневных проблем развития Новосибирска. Ее острота еще более возрастает на фоне развернувшейся в нашей стране работы по ускорению научно-технического прогресса, по перестройке управления производством, отношения каждого члена нашего общества к своему труду, его результатам.

Ежегодно в строительство вкладываются огромные материальные средства. Мы строим  много. Но качество строительства с течением времени не улучшается, а зачастую, наоборот, снижается. Мы уже привыкли к «долгострою», создающему не только неудобства для жизни города, но и несущему большие экономические издержки. Привычной стала некомплексность застройки, проявляющаяся в длительной незавершенности отдельных участков города, в отсутствии тех или иных учреждений обслуживания, отсутствии надлежащего благоустройства, а качество строительно-монтажных и отделочных работ! Даже неловко писать об этом, столько уже раз об этом писали.

Маловыразительное, плохо построенное здание — продукт труда проектировщиков и строителей. Нереализованный проект архитектора сравним с ни разу не исполненной музыкальной пьесой композитора, никем не прочитанной книгой. Архитектурное проектирование без его строительной реализации представляет интерес разве только в теоретическом или учебном плане.

Проектирование и строительство — единый неразрывный процесс. Однако сейчас практически у нас это — два различных производства, связанных между собой весьма слабо. Нельзя сказать, что в проектировании не участвуют строители, а в строительстве — проектировщики. Вопрос в том, какое участие принимают в этом те и другие и каковы результаты этого участия.

По сложившейся организационной схеме архитектор в ходе проектирования обязан согласовывать свои решения со строителями. Без этого проект будет никому не нужен. А строители согласуют, как правило, только то, то они могут построить без особых усилий. Их пугают даже незначительные сложности. В этой ситуации архитектор как бы получает моральное право снять с себя часть ответственности за результат своего творческого труда: «Я бы сделал, да строители не соглашаются». Выхолощенный проект архитектора, попадая на стройплощадку, продолжает испытывать дальнейшую трансформацию: нет тех или иных материалов, устарели те или другие конструктивные решения, иссякли те или иные возможности, появились те или иные новые требования или ограничения и т. д. Архитектор, осуществляя авторский надзор (именно так законодательно закреплено его участие в строительном процессе), может настоять на соблюдении проектных решений, отстоять свои идеи. Но его могут и не послушать — не останавливать же строительство из-за того, что вовремя оно не было обеспечено всем необходимым! А если и удается с помощью банковских рычагов остановить его, то что-либо поправить практически бывает невозможно. И здесь архитектор зачастую имеет право снять с себя часть моральной ответственности за конечный результат своей работы, придерживаясь правила: «Если в проекте было заложено, а у строителей этого не оказалось, то что могу поделать я...»

В этой ситуации резонно возникает вопрос: «Кто же несет ответственность за качество нашей архитектуры, за выразительность и своеобразие наших городов и сел?» Всегда, во все времена архитектор не только проектировал, но и был ведущей фигурой на строительной площадке. Архитектор хорошо знал возможности строительного производства и, закладывая те или иные решения, обусловленные градостроительными требованиями и их преломлениями через собственный опыт, всегда рассчитывал на возможность вмешаться в строительный процесс. Сейчас, как известно, его возможности сведены к минимуму. Соответственно снизилась и квалификация архитектора. Современный архитектор, за редким исключением, весьма поверхностно представляет себе тонкости строительной технологии и поэтому зачастую принимает на веру все требования строителя, которые часто диктуются нежеланием последнего усложнять себе жизнь. В этом, вероятно, одна из основных причин редкого появления в нашей архитектурно-строительной практике построек, которые можно причислить к интересным произведениям архитектуры. Сейчас мы уже не в состоянии построить здание, подобное нашему железнодорожному вокзалу или театру оперы и балета, хотя бы потому, что ни один строитель не возьмет на себя ответственность согласовать такой проект.

Вопрос о роли и    ответственности    архитектора    за результаты своего труда не нов.  Об этом в настоящее время много говорят и пишут. Были прецеденты, когда  архитектор  отказывался  от  авторства,  видя,    какие уродливые материальные черты приобретает его проект на  стройплощадке.  Но  ведь  давно  прошли  те  времена, когда на заре индустриализации и борьбы с так называемыми   «архитектурными   излишествами»   был     пересмотрен  статус  архитектора,  упразднена  Академия  архитектуры, был тем самым принижен престиж этой древнейшей профессии. За прошедшие годы мы могли неоднократно воочию убедиться, что из этого вышло.

Не ошибемся,  если скажем, что многие представляют  профессию  архитектора весьма упрощенно, как украшателя зданий, забывая или не зная о том, что миссия зодчего — формирование жизненной среды для человека, то есть среды, где человек живет, работает, отдыхает. Архитектор стоит у истоков города, закладывая его планировочную  и пространственную  организацию,  транспортную  и  инженерную  инфраструктуры,  решая  совместно с другими специалистами сложнейший узел социальных, технических,  художественных,  экономических  и  прочих проблем. Как много зависит от того, каков уровень квалификации этого специалиста, уровень его социально-политической зрелости, авторитет и положение в обществе!

Мы высоко ставим воспитательную и идеологическую роль изобразительного искусства, литературы, кино, театра, но часто забываем, что человек формируется еще и под воздействием  архитектуры. Святое чувство Родины в первую очередь связано с тем, что нас повседневно окружает. «Архитектура говорит тогда,  когда уже молчат и песни, и предания»,— писал Гоголь. Архитектура — мать всех искусств, и эту миссию она честно несла через века. Как важно помнить об этом!

Может показаться, что эти рассуждения направлены против индустриализации строительства, против типового в проектировании. Совсем нет. Индустриализация массового строительства — веление времени, путь резкого повышения объемов жилищного строительства. Решение острых социальных вопросов общества всегда входило в круг задач архитектуры. Но процесс индустриализации: должен развиваться при ведущем положении зодчего. Архитектор — старший строитель. Именно так переводится на русский язык это слово. Архитектор всегда был и должен стать в наше время старшим в строительном деле, тогда и спрос с него может быть соответствующим. Честным человеком ответственность воспринимается не как дамоклов меч, а как доверие. И грамотный специалист никогда это доверие не обманет.

Разделение архитектуры и строительства, проектного и строительного производства, противостояние архитектора и строителя — явление противоестественное. Это породило безответственность как тех, так и других. Это вынудило мастеров архитектуры уйти от решения острейших проблем индустриального строительства. Этим делом длительное время занимались, как правило, специалисты средней руки, с ограниченными творческими возможностями. Во многом поэтому так низок градоформирующий эффект районов массового строительства. А ведь это — передний край нашей архитектуры. Здесь — наиболее важные и актуальные проблемы градостроительства, здесь — наиболее сложные профессиональные задачи. И на решение их должны быть направлены наши главные силы.

Казалось бы, что вновь возвращаться к тем проблемам, которые изложены выше, не стоит, потому что налицо положительные изменения в организации проектно-строительного процесса. Так, например, создано проектно-строительное объединение, которое вроде бы явилось одним из первых провозвестников нового подхода к делу. Однако писать и говорить обо всем этом нужно, потому что даже такой важный документ, как постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии советской архитектуры и градостроительства», все эти проблемы разом не решает. Для их реализации нужны годы самоотверженной работы.

Жизнь ставит перед развивающимся городом, а следовательно и перед теми, кто занимается его проектированием и строительством, все более сложные задачи, порою такие, о которых лет двадцать — двадцать пять назад никто и не думал. Так, например, долгие годы процесс реконструкции исторической части города велся без Должного учета опорной застройки. Это привело к тому, что в Железнодорожном и Центральном районах целый ряд отводов территории под жилищно-гражданское строительство, под производственные, учебные, научные и коммунально-транспортные предприятия был произведен на тех местах, где находились историко-революционные памятники, а также памятники деревянного и каменного зодчества дореволюционного периода. Поэтому большая часть по-настоящему ценных зданий и сооружений была безвозвратно утрачена.

Нужно сказать, что, не обладая таким историческим наследием, какое имеют Москва,   Суздаль, Тобольск, Томск и другие старинные русские города, Новосибирск несет в  своей исторически сложившейся планировочной среде богатейшую информацию о дореволюционном  периоде становления и развития промышленных сибирских городов, о периоде борьбы за установление Советской власти в Сибири, о бурных годах первых пятилеток, о мощном промышленном и научном потенциале, сложившемся в годы  Великой  Отечественной войны и после нее. Наверное,  поэтому  так  велик  интерес жителей  и гостей нашего города к художественным,  научно-исследовательским   и   публицистическим   изданиям,  которые освещают историческое прошлое Новосибирска. Такой книгой явился, например, двухтомник по истории градостроительства Новосибирска с 1893 по 1985 год доктора архитектуры  С. Н.  Баландина,  вышедший  в   1978  и 1986 годах в Новосибирском книжном издательстве. Не остался без внимания и сборник «Памятники Новосибирска», изданный этим же издательством в 1982 году. Можно назвать еще целый ряд книг и статей, появившихся в последние 5—10 лет в сборниках и периодической печати и посвященных истории, памятникам архитектуры, памятным  местам Новосибирска.  По-видимому,  это знаменует один из этапов развития нашего общества:  движение  вперед требует  и тесной связи с  историческим прошлым. Радует то, что впервые в градостроительной практике  для молодого  развивающегося города  был  заказан  проект  зон охраны памятников  истории и культуры. Ранее  (да и сегодня)  такие проекты выполнялись и выполняются только  для населенных пунктов, имеющих  многовековую  историю.  Однако весь процесс работы над проектом и ход его утверждения показали, что это в корне неверно, что история есть у каждого, пусть и самого молодого города или поселка, надо только научиться видеть, хранить и знать ее, передавать это историческое наследие следующему поколению.

Выполнение   такого проекта было вызвано широкой гаммой комплексного строительства в центральной части города, намеченной на двенадцатую—тринадцатую пятилетки и потребовавшей проведения тщательного анализа исторической зоны для выявления и сохранения пенных элементов городской среды. Этот проект был разработан в 1984 году коллективом мастерской генерального плана института Новосибгражданпроект (14). Целью его стала разработка организационных мероприятий, обеспечивающих сохранение памятников истории и культуры, соответствующее использование и вовлечение их в процесс культурно-просветительного, патриотического и эстетического воспитания горожан. Проект зон охраны памятников истории и культуры стал самостоятельным разделом нового генплана, позволившим оценить историческое и культурное наследие Новосибирска и дать предложения по включению его в экономическую и культурную жизнь города.

Исходя из многообразия конкретных градостроительных ситуаций, в которых находятся охраняемые и вновь выявленные памятники истории и культуры, а их в Новосибирске около двухсот, в проекте разработаны (по методике ЦНИИП градостроительства) дифференцированные типы зон охраны для отдельных участков города. Поскольку памятники, принадлежащие к разным категориям, зачастую соседствуют друг с другом, в проекте выделяются такие типы зон охраны, как локальные (для отдельно стоящих зданий и сооружений) и групповые. Здесь не разрешается вести новое строительство, причиняющее ущерб памятнику, и предусматривается проведение целого комплекса мероприятий, обеспечивающих сохранность этого здания или сооружения, а также позволяющих сделать этот памятник частью живой городской среды.

Почему-то многие полагают, что, присваивая тому или иному зданию статус памятника истории и культуры, мы тем самым обрекаем его на положение объекта, на который можно смотреть только издали и который не может быть включен в жизнь города. Это, конечно, в корне неверно. Памятники истории, культуры и архитектуры нужно рассматривать не только как напоминание о прошлом, как материальное выражение путей развития нашей истории, но и как современное явление, благодаря новому окружению, в старых ценностях должны выявляться дополнительные качественные стороны, а вопросы реставрации и восстановления памятников культуры и современное строительство должны стать общим творческим процессом преемственного развития и перспективного преобразования города.

Проект зон охраны памятников истории и культуры предоставил необходимую информацию и позволил разработать программу дальнейшего проектирования различных частей исторически сложившейся городской среды. Одним из предложений проекта по использованию историко-культурного наследия в жизни города было включение памятников в систему туристских маршрутов.

Определив круг основных проблем, с которыми сталкивается  по   мере  своего  роста   Новосибирск,  рассказав о путях решения некоторых из них, наверное,    следует дать общую картину развития города к началу 2000 года.
 
Как уже говорилось выше, численность населения к этому времени должна приблизиться к 1  млн 750 тыс. человек. Территориально город сохранит свои размеры и останется в прежних границах. Лишь через 20—25 лет после начала века осуществится выход города за пределы нынешней территории, и вызвано это будет, во-первых, ростом численности населения, а, во-вторых, тем, что внутренние резервы городских земель для массового жилищного  строительства  будут исчерпаны. Большое значение придается реконструкции    центральной части Новосибирска, которая будет вестись с учетом наиболее ценной исторической и архитектурной среды, с сохранением исторической планировки. В    первой четверти XXI века, в основном, завершится формирование общегородского центра и произойдет создание центров основных планировочных зон.

Возникшие во второй половине XX века периферийные жилые районы будут связаны с общегородским центром и друг с другом, так как вся система жилых, производственных и общественных зон к этому времени надежно объединится транспортными артериями, самой мощной из которых станет метро.

Функционирование всего сложнейшего организма города немыслимо без решения проблемы жизнеобеспечения, то есть четкой работы систем водоснабжения, канализации, теплоснабжения, электрификации и так далее. На наш взгляд, инженеры найдут верное решение и этой проблемы и кто-нибудь из них познакомит читателя с тем, как будут решаться эти вопросы в XXI веке.

Наконец, нельзя не сказать о той роли, которая отводится в жизни Новосибирска окружающей среде, как важно, не сдерживая стремительное развитие города-гиганта, сохранить ясное небо и чистый воздух, сделать доступным любому человеку берег великой Оби, освободив его от промышленных, складских и транспортных предприятий, создав на всем протяжении от устья Ини до устья Второй Ельцовки систему благоустроенных зеленых набережных, превратив левобережную пойму в красивый садово-парковый массив.

Все это — мечты реальной жизни. Они пока определены лишь в проектах, реализуются постоянным кропотливым трудом сотен тысяч людей, и, конечно, если каждый из тех, кто трудится в нашем городе, вложит в это дело хотя бы частицу своей души, Новосибирск будет таким, каким он видится в чертежах, схемах, рисунках, макетах.

Новосибирск: город к 2000 году. М.Р. Колпакова, Г.Н. Туманик 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер