Марина Колпакова: Линия на бизнес и получение прибыли от использования земель – главная цель политики городских властей

18 мая 2009 г. в ДК «Строитель» состоялись публичные слушания, организованные мэрией города, по проекту новых «Правил землепользования и застройки города Новосибирска». Особенностью этих слушаний, как, впрочем, и предыдущих, является то, что от обсуждения власти всячески стремятся отстранить признанных, независимо от власти мыслящих профессионалов в области архитектуры, городского ландшафта. В том числе, и таким проверенным способом, как максимальное сокрытие информации о подготовке слушаний. Ниже мы предлагаем точку зрения заслуженного архитектора России, профессора Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии Марины Ростиславовны Колпаковой.
 
М.К.: Впервые о публичных слушаниях я узнала на митинге 6 мая, посвященном защите Нарымского сквера. О том, что проводилось обсуждение в районах — мне ничего не известно. Из того, что удалось посмотреть по бюллетеням муниципалитета, которые мне передали также на митинге, у меня создалось впечатление, что профессионально никто не выполнял этот проект зонирования. Вообще-то, он выполняется после того, как сделана работа по генеральному плану, на основании градостроительного кодекса. Это — серьезная работа по застройке и зонированию территории города. А тут все сделано просто: практически вся территория Железнодорожного и Центрального районов закрашена в красный цвет и названо это все зоной деловой, общественной и коммерческой застройки. В этой новой схеме зонирования жилье практически исключено. А ведь у жилой зоны и у деловой, коммерческой зоны — разные функции и разные задачи, но они не разграничены совершенно.

— Что это означает для жителей, дома которых оказались в этой, теперь уже деловой, застройке?

М.К.:
Если этот проект зонирования и застройки будет принят, то это означает, что в жилые кварталы будет активно вторгаться коммерческая, общественная застройка, что уже делается в течении многих лет. Например, на территории жилой застройки Челюскинского жилмассива построен деловой центр «Гринвич» и т.д. Практически, дворовых территорий при таком зонировании не останется и начнется постепенное вытеснение жилья из центральной части города. Оставить людей в окружении деловой застройки без элементарных обслуживающих каких-то элементов и дворовых территорий — это, видимо, и есть задача такого зонирования.

— Тогда, при рассмотрении спорных вопросов, и суды будут исходить уже не из интересов жителей, а из того положения, что это – зона деловой застройки?
 
М.К.:
Да, тогда уже будет сложно отстоять свои претензии на том основании, что у нас здесь двор и нельзя строить какое-то общественное здание. Посмотрите, что происходит на ул. Гоголя, 9а - за «Синтетикой»: многоэтажное общественное здание «съело» весь двор, загородило все жилые дома. Оказывается, мэрия дала разрешение на строительство этого здания прямо на детской площадке несколько лет назад.

— Еще одна проблема для жителей этой «красной» зоны: «зеленых» — лесных участков здесь практически не остается.

М.К.:
Да, мы видим, что в новой схеме практически вообще не осталось зеленых участков, за исключением маленьких зеленых пятнышек на развязках дорог. Немного зелени — Первомайский сквер, Нарымский сквер. Нам — жителям города, практически, предлагают пользоваться зелеными насаждениями за пределами города в наших лесах, которые также благополучно продаются. Тема эта — по зеленым насаждениям, действительно, для Новосибирска очень больная. Я уже не раз говорила о том, что экологическая обстановка в нашем городе серьезная и опасная. У нас высокие пороги заболеваемости по онкологии, по инфекционным заболеваниям, по загрязнению среды, и — почти полное уничтожение зеленых насаждений в центре города.

Уничтожается, например, полностью парковая зона в районе реки Каменки. Теперь на карте это — деловая коммерческая зона, где вообще нет никаких зеленых насаждений. Это означает, что создается прецедент, когда можно на территории оставшихся зеленых насаждений «посадить» очередные деловые коммерческие структуры.
 
Вы посмотрите, сколько в городе этих деловых структур, сколько «посажено» за десять лет этих огромных башен! Они стоят пустые. Кому нужны эти огромные монстры? Которые уничтожили Михайловский сквер около «Красного факела». Огромная яма — на площади Кондратюка, которая уничтожила остатки сада «Альгамбра». Яма — котлован — в Нарымском сквере, единственном клочке зелени в центральной части города, где собираются дети и родители. Ведь больше некуда деться! Дворы запружены машинами. Мы со страхом ждем, когда начнется строительство, и от этого парка оттяпают еще 2-3 гектара под застройку.

Я понимаю, что руководители нашего города своих детей туда не водят, они не живут в этих наших дворах. Их дети, наверное, не выходят в Нарымский сквер, потому что у них есть свои коттеджи, есть свои привилегированные зоны отдыха. Но наши дети — дети простых людей — имеют только эти маленькие клочочки зелени. И сейчас даже их у нас отбирают.

Посмотрите на схему: в Железнодорожном районе, как будто в насмешку, оставляют «зеленую» зону — развязку на площади Кондратюка, пятачок, где сейчас цветут тюльпаны. Это называется «зеленой» зоной: ходите — дышите вдоль дороги!

— Еще одна тема. Место за Оперным театром также закрашено красным цветом. Давно уже ведется дискуссия по поводу строительства за Оперным театром некого делового центра вместо создания там сквера, как это и задумывалось изначально, соединяющего театр и хореографический колледж.

М.К.:
Мы получили письмо из департамента по строительству областной администрации, что уже отведены участки под строительство деловой и общественной зоны, гостиничного комплекса с торговыми и прочими учреждениями за Оперным театром. Одновременно, мы получили письмо из областной прокуратуры, где губернатору было сделано представление о необходимости прекращения незаконного вторжения в зону памятника истории и культуры. Все это было сделано с нарушением закона. Затем от губернатора пришла бумага, что на время он приостановил согласование, проектирование и строительство всех объектов в этих охранных зонах — до утверждения проекта охранных зон памятников архитектуры, который разрабатывает сейчас «Томскспецреставрация». Мы проекта этого не видели. Он не согласован до сих пор с министерством культуры. Причем, после того, как прокуратура этим делом заинтересовалась, областной департамент культуры быстро отправил в Москву своего гонца, чтобы этот гонец согласовал этот проект. Каково окончательное решение, мы пока не знаем, но мы отправили письмо министру культуры с просьбой остановить эту вакханалию.

— Как Вы оцениваете обстановку в историческом центре города?

М.К.:
Думаю, у всех, даже у неискушенных жителей вызывает негодование «штырь» — 24-х-этажное здание, который воткнули справа от Оперного театра. Причем, один из экспертов этой пресловутой схемы застройки является автором этого здания. Сейчас такой же «штырь» собираются воткнуть по другую сторону от театра, а потом еще планируется этот огромный комплекс с 30-ти и выше-этажными зданиями за театром. Что останется от Оперного?

Власти негодуют. Нам уже нее раз говорили, чтобы мы «не возникали». Но как мы можем оставаться равнодушными к своему городу, в котором живем мы, наши дети и внуки. И мы хотим, чтобы наш город застраивался культурно и грамотно.

Но все наши попытки найти контакт с властями оканчиваются неудачей. И я должна сказать, что наши главные противоречия состоят в том, что мы — нас много раз поносили, говорили, что мы отстали от жизни — мы считаем, что градостроительство – это, прежде всего, проектирование и создание среды обитания человека — здоровой, гармоничной и безопасной. Власти же сейчас проводят совершенно другую линию: город-бизнес. Линия на бизнес, на создание коммерческих структур и получение прибыли от использования городских земель – это главная цель политики, которую проводят наши власти.

15.05.2009
Источник: http://www.ksd-nsk.ru/
Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер