Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

«Новосибирский государственный академический театр оперы и балета построен как Дом Науки и Культуры (ДНиК) по новой технологической схеме синтетического театра  планетарно-панорамного типа художника М.И.  Курилко и архитектора Т.Я. Бардта (авторское свидетельство N« 26426 по заявке от 15 мая 1930 г.) по проекту архитектора Л.З. Гринберга.

Железобетонные конструкции купола разработаны профессором П.Л. Пастернаком при участии инженера-расчетчика Б.Ф. Матэри, основания и фундаменты - при консультации профессоров В.К. Дмоховского и А.Д. Крячкова.

Здание реконструировано под театр оперы и балета во 2-й архитектурно-планировочной мастерской Моссовета по проекту архитекторов А.Б. Куровского, B.C. Биркенберга и Б.А. Гордеева по технологическому варианту архитектора Г.М. Данкмана, инженерные расчеты конструкций зданий выполнены инженером Л.М. Гохманом.

Строительство осуществлено под архитектурно-техническим руководством инженера С.А. Полыгалина и архитекторов Б.А. Гордеева, Н.И. Болотина и Б.И. Дмитриева. Монументально-декоративные работы выполнены художниками А.А. Бертиком, А.Н. Фокиным, A.M. Ивановым и И.И. Яниным при участии художников О.А. Шеремитинской, П.Г. Якубовского, П.Ивакина, В.Огородникова и М.Л. Кременского, скульпторами В.Ф. Штейн и К.И. Крюнталем при участии В.А. Ковшова.

Начало строительства - 22 мая 1931 года, открытие театра - 12 мая 1945 года.

Здание театра является памятником архитектуры и охраняется государством».(Здание признано памятником архитектуры федерального значения - Пост. СМ РСФСР От 04.12.74 №624)


Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Красный проспект, 36. Фото: Степанов Слава

Энтузиазм и желание новосибирцев видеть свой город центром индустрии, науки и культуры нашли яркое воплощение в строительстве «большого театра Сибири», идея сооружения которого возникла ещё в 1925 г. 

Ввиду ограниченности средств первоначальные предложения архитекторов по театру сводились к пожеланию пристроить к зданию Сибгосоперы (бывшему Коммерческому клубу) зрительный зал со стороны сада. Но общественность Новосибирска смотрела гораздо шире на проблемы развития театральной жизни города. Говорили уже об отдельном театре оперы, драматическом театре и будущей сибирской консерватории. Новому театру отводили место в центре города, на бывшей Ярмарочной площади.

Зародившаяся идея постройки театра через некоторое время приобрела «сибирский» размах. Уже в 1929 г, было решено, что театр будет входить в комплекс Дома Науки и Культуры (ДНК), состоящий из нескольких зданий, «объединённых единством архитектурного замысла». В комплекс ДНК, помимо театра, должны были войти научно-исследовательский институт с лабораториями и конференц-залами, краевой музей производительных сил Сибири с научными кабинетами и картинная галерея. Зал театра вместимостью в 2100 человек должен был одновременно служить местом работы краевых конференций и съездов. Общий объём зданий ДНК должен был составить 150 тыс. м3. Программа на проектирование была составлена особым комитетом содействия под председательством В.Д. Вегмана — старого большевика, партработника и журналиста. Созданию в Новосибирске Дома Науки и Культуры придавали краевое значение. ДНК должен был, как писали газеты того времени, всем объёмом своей работы «помогать рабочим районам края и в особенности Кузбассу в развёртывании и улучшении постановки всей культурно-массовой и научно-популяризаторской работы». К обсуждению проекта ДНК комитет содействия привлёк горняков Кузбасса, рабочих «Кузнецкстроя» и «Сибкомбайна». Кроме того, комитет развернул работу по созданию актива будущего Дома Науки и Культуры, а также по сбору средств на строительство. Организация актива должна была «преследовать развёртывание массовой работы в рабочих районах путём постановки докладов и лекций на политические и научно-популярные темы». 

Сам театр в составе ДНК понимался как «наиболее доступное орудие пропаганды идей социализма, идей социалистического строительства». Считалось, что «современный театр является буржуазным наследием со всеми признаками буржуазного характера, является театром интимного характера, со свойственным для него делением зрительных мест по их удобству: ложи, партер, балконы, галереи... Современный театр негоден для массовых постановок и не рассчитан на массового зрителя...»

Начались поиски проекта театра, который «должен был быть свободным от влияния старых форм зодчества», но не должен был быть «каменным ящиком». В. Вегман видел театр «в два яруса», другие члены комиссии требовали амфитеатра «как более демократического приёма». Возникло предложение поручить составление проекта известным московским архитекторам братьям Весниным или объявить всесоюзный конкурс на проект театра. В конце 1929 г. московский архитектор А.3. Гринберг предложил эскизный проект ДНК с театральным залом на 2800 человек, концертным залом на 1135 человек, библиотекой на 400 тыс. томов, радиостудией, радиоцентром, картинной галереей, музеем и рядом научно-исследовательских институтов. В проекте А.3. Гринберга, полностью отвечавшем программе инициативного комитета, был разработан целый ансамбль из нескольких зданий для размещения всех учреждений. 

В 1930 г. были получены 5 проектов из Ростова-на-Дону из числа премированных на конкурсе проектов театра для Ростова. Особенный интерес вызвали проекты В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейха и Г.Б. и М.Г. Бархиных. Тем не менее скоро (в августе 1930 г.) было окончательно решено строить «совершенно новый» театр по системе «тео-масс», предложенный художником-конструктором Большого театра СССР профессором М.И. Курилко и архитектором Т.Я. Бардтом. (Новаторство предлагаемой системы театра подтверждено авторским свидетельством ЦБРИЗа № 26426 на театральное здание, выданным М.И. Курилко по заявке от 15 мая 1930 г.)

М.И. Курилко сделал доклады о театре в краевом Комитете содействия постройке ДНК при Запсибкрайисполкоме (действовал с 17 декабря 1929 г. на основании положения, утверждённого президиумом Сибкрайисполкома), в горсовете, в клубе Строителей. Предлагаемый театр должен был удовлетворять следующим условиям: «зритель должен быть окружён товарищами, может их всех видеть и переживать видимое вместе с ними». Зрительный зал должен представлять собой только амфитеатр (по типу античных театров Греции и Рима), без партера, лож и т. п. Он должен иметь «общность с площадкой для действия», без традиционной портальной рампы или тому подобных устройств, потому что зритель должен находиться среди «оформления или действия». Все зрительные места должны быть «равные по качеству оптики и акустики». Сцена театра должна иметь свободный доступ для зрителя, а также для «массовых действий». Театр должен быть «театром техники и реальной обстановки — воздух, вода, автомобиль, трактор и пр.».

Вместе с тем, театр предполагался в проекте и как некий синтез техники и искусства. Были предложены все новейшие электромеханические усовершенствования, известные в то время. Действие могло происходить без антрактов. Это обеспечивалось конвейерной и револьверной зарядкой транспортирующих установок для сценического оборудования.

М.И. Курилко предлагал синтетический «сверхмеханизированный» театр планетарного типа, обращаемый по желанию в цирк, для чего партер зрительного зала мог перемещаться на сцену, а на месте партера оставалась цирковая арена, которая в свою очередь могла быть трансформирована в бассейн для водных пантомим. Имелась также и глубинная колосниковая сцена, организованная по кольцу и объединённая с круглым зрительным залом большим порталом. По периметру круглого зрительного зала должно было вращаться кольцо просцениума, уходящее под ряды амфитеатра и выходящее из него перед передними рядами партера. На акустическо-оптической поверхности, подвешенной к куполу зрительного зала, как на экране, предполагалось с помощью кинопроектора Минервина проецировать киноленты в дополнение к сценическому действию. Аппарат Минервина давал проекцию на 360° с новым видом зрелища — движение вперёд, назад, движение, идущее мимо зрителя.

Театр представлялся весьма сложным сооружением как в архитектурно-строительном отношении, так и с точки зрения задуманной его механизации. Аппаратуры, которой должен был быть оснащён театр, ещё не существовало, и её нужно было конструировать. Однако никакие сложности строительства не могли поколебать решимость сибиряков иметь такой театр. В группу проектировщиков вошел А.3. Гринберг, который и осуществил архитектурно-строительную часть проекта по эскизам М. Курилко и Т. Бардта. По этому проекту зал театра имел около трёх тысяч мест и на сцене размещалась тысяча мест. Освещение зрительного зала предполагалось сделать отражающимся от купола, без плафонов, люстр, бра и т.п. Помещение под амфитеатром использовалось под устройство двух рядов движущихся круговых платформ (фурок). Поэтому перед зрителем могли появляться «с улицы» автомобили или экипажи, проходящие со «своей» скоростью или, при помощи самих фурок, с той же скоростью идущих назад. Сцена театра представляла собой поворотный круг радиусом в 12 м и также заряжалась при помощи фурок. Здание было огромным: объём его составлял 220 тыс. м3, высота в высшей точке достигала 40 м.

Сложные монолитные железобетонные конструкции здания, его купол диаметром в 55 м поручили разрабатывать московскому институту Гипрооргстрой, где группу инженеров-конструкторов возглавил профессор П.Л. Пастернак. В группу вошли профессор В.К. Дмоховский (расчёт фундаментов) и инженер Б.Ф. Матери. П.Л. Пастернак разработал для театра оригинальную конструкцию монолитного железобетонного гладкого купола, свободно лежащего на опорном железобетонном кольце, опирающемся на стоящие по кругу колонны.

28 августа 1930 г. был отведён участок для строительства театра на центральной площади города с условием обратить главный фасад театра на Красный проспект. Возведение театра было начато 22 мая 1931 г. на основании постановления Высшего технического совета Наркомпроса РСФСР, утвердившего эскизный проект с заявленной стоимостью строительства в 5-6 млн. рублей. За 3 года были возведены каркас и стены всего сооружения, основные перекрытия и купол над зрительным залом, частично выполнены работы по устройству крыш. Но в ходе проектирования и строительства возникла необходимость в разрешении сложнейших проблем акустики и оптики в театре и одновременно выявилась большая стоимость здания и его оборудования, превышающая 20 млн. рублей. С 1935 г. стали изыскивать пути снижения стоимости строительства и пришли к решению строить театр обычного типа, с выделением левого крыла сцены для радиостудии, а верхних этажей над вестибюлем под музей или картинную галерею.

Одновременно с инженерно-технической и технологической реконструкцией театра начинаются поиски и новой архитектурной выразительности здания (пока внешней). Проект А.3. Гринберга был характерным для архитектуры конструктивизма конца 20-х годов. Несколько механическим было сопоставление чётко выявленных объёмов вестибюльной части, зрительного зала и сценической коробки по продольной оси композиции. В целом всё же господствовал хорошо выделенный объём зрительной части, перекрытый большим куполом. Никаких декоративных элементов, только гладкие плоскости стен, ленточные окна и балконы, большие стёкла в лестничных клетках, лёгкие портики-козырьки над входами, обнажённая и ясная структура конструкции. Но такая архитектура уже не могла быть созвучной с новыми понятиями архитектурной эстетики, нарождающимися с начала 30-х годов. Призыв к эстетическому богатству архитектуры не увязывался с геометризмом и конструктивным структурализмом проекта А.3. Гринберга. Последующее декоративное обогащение архитектуры театра обернулось эклектическим заимствованием или прямым копированием декоративных форм классицистической или античной архитектуры.

История НГАТОиБ: Проект Дома Науки и Культуры, разработанный архитектором А.З. Гринбергом по технологии и архитектурным эскизам художника М.И. Курилко и архитектора Т.Я. Бардта

Проект Дома Науки и Культуры, разработанный архитектором А.З. Гринбергом по технологии и архитектурным эскизам художника М.И. Курилко и архитектора Т.Я. Бардта

История НГАТОиБ: План дома Науки и Культуры по проекту М.И. Курилко, Т.Я. Бардта и А.З. Гринберга

План дома Науки и Культуры по проекту М.И. Курилко, Т.Я. Бардта и А.З. Гринберга

История НГАТОиБ: Строительство Дома Науки и Культуры 1933 год

Строительство Дома Науки и Культуры 1933 год

История НГАТОиБ: Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр академика архитектуры Б. Гольца. Июль 1933 год

Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр академика архитектуры Б. Гольца. Июль 1933 год

История НГАТОиБ: Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр художника-архитектора В. Тейтеля. Июль 1933 год

Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр художника-архитектора В. Тейтеля. Июль 1933 год

История НГАТОиБ: Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр инженера И. Бурлакова. Июль 1933 год

Эскизный конкурсный проект реконструкции ДНК под театр инженера И. Бурлакова. Июль 1933 год

История НГАТОиБ: Конкурсный эскизный проект оформления Дома Науки и Культуры профессора А.Д. Крячкова

Конкурсный эскизный проект оформления Дома Науки и Культуры профессора А.Д. Крячкова

История НГАТОиБ: Утверждённый конкурсный проект реконструкции ДНК под театр А. Гордеева. 1934 год

Утверждённый конкурсный проект реконструкции ДНК под театр А. Гордеева. 1934 год

История НГАТОиБ: Окончательный проект Новосибирского театра оперы и балета, по которому завершено его строительство

Окончательный проект Новосибирского театра оперы и балета, по которому завершено его строительство

Конкурсные проекты Дома Культуры и Науки. Участие архитектора А.Д.Крячкова.

В 1933 году перед комитетом содействия строительству Дома Культуры и Науки в Новосибирске встала проблема стилевого изменения его архитектуры из-за изменения концепций советского зодчества, вернее, «возобладавшей классицистической системы мышления в архитектуре» (К этому времени ДКиН был уже возведен во всех своих строительных объемах.) 13 января 1933 года было созвано совещание при заместителе председателя Крайисполкома по вопросу нового архитектурного «оформления» здания ДКиН. Комитет содействия строительству участвовал в этом совещании с группой новосибирских архитекторов и инженеров, которые подвергли резкой критике архитектуру ДКиН, требуя изменения как его планировочной структуры, так и внешней стилизации архитектуры.

От архитектурной секции Комсода рецензентом выступил профессор А. Д. Крячков, приехавший из Томска на совещание. Андрей Дмитриевич считал большой ошибкой, что проект ДКиНа создавался «не путем» конкурса, как это было при проектировании синтетического театра на 3000 зрителей для Харькова или театра на 3000 зрителей для Свердловска. При этом он отметил, что проект был «поручен большому архитектору... и по внешней оформленной перспективе это видно для всех». А. Д. Крячков выразил сомнение в целесообразности размещения здания ДКиН в центре города: «...будущая пятилетка создаст такое движение в Новосибирске, что мы вечером, желая отдохнуть, окажемся почти без чистого воздуха, так как здесь будет движение автомобилей и т. д. Берега красавицы Оби в этом отношении получились забытыми». Он отметил недостатки планировки здания, считая, что трудно будет «добиться механического оборудования сцены... Уже известно, что ни один завод не берется изготовлять механическое оборудование, это для них нерентабельно». Андрей Дмитриевич предложил «до получения механического оборудования» не ограждать стенами коридор фурок, а «превратить его в фойе во втором этаже». Так впервые была высказана мысль о возможности превращения коридора фурок в фойе второго этажа театра. Это предложение в будущей реконструкции здания ДКиН под театр с обычной традиционной театрально-сценической технологией в 1935 году было принято и осуществлено в натуре. В настоящее время главное полукольцевое фойе театра на втором этаже, где когда-то должны были быть подмостки сцены в виде подвижного кольца (фурок), проходящее в огражденном туннеле, ничем не напоминает техническое темное помещение, а является основным узлом распределения потоков зрителей, проходящих в зрительный зал.

Характеризуя в проекте А. 3. Гринберга главный фасад здания, выходящий на площадь, А. Д. Крячков назвал «заслонкой перед торжественным куполом» переднюю стену вестибюльной части. У него «вызывала сомнение» плоская крыша «в нашем северном климате, на фоне северных печальных снегов, эта южная композиция». Андрей Дмитриевич высказал црямо-таки прозорливую мысль, что зал и буфет (зал-фойе в первоначальном проекте) в будущем будут использоваться как «зал концертов, зал репетиций», это «будет рабочее помещение этого театра». Однако, отметил А. Д. Крячков, сегодня мы говорим о «внешнем оформлении», и, надо сказать, что «внешнее оформление—последний этап функции плана. Фасады эти сделаны первоклассным мастером», «но купол не очень убедительно посажен на горизонтали... мне не очень нравится силуэт чередования этих линий... Акустика не благополучна в проекте. Это дают знать простые расчеты, которые указывают на преувеличенную кубатуру зрительного зала в 3 раза».

Возвращаясь к «наружному оформлению», Андрей Дмитриевич заключил: «Фасады, несмотря на то, что они в принципе классические, симметричны, до известной степени гармоничны, но... они являются отрицанием скульптуры и, если здесь применять скульптуру, то только при серьезном изменении архитектурных форм». А. Д. Крячков по существу предложил провести конкурс на «внешнее оформление» ДКиН, сказав: «Я думаю, что надо предоставить свободу местным силам и, может быть, внести ряд предложений по поводу внешней обработки и внутренней отделки помещений театра».

5 июня 1933 года был объявлен конкурс на «архитектурное оформление фасада ДКиН» по программе, составленной «на основании идейной установки», данной Т. Я. Бардтом и М. И. Курилко, первоначальных авторов театра, наряду с А. 3. Гринбергом.

В преамбуле условий конкурса провозглашалось, что «идея театра, возникшая на основе социальной революции и социальных сдвигов в народных массах, должна быть заключена в наружные формы, отражающие характерные черты этой эпохи». Требовалось учесть, что это «театр преимущественно историко-героического репертуара... и эта героика, насыщенность пафосом прошлых боев и будущих окончательных побед и завершения стройки социализма должны быть отражены мощностью и мажорностью... Здание из аскетического я бедного по своей обработке (в вариантах арх. Гринберга) должно превратиться в центр архитектурного внимания в Новосибирске».

Конкурс был объявлен «двухстепенным» для углублённой разработки проблемы его новой архитектуры. В конкурсе участвовали архитекторы Новосибирска и Томска, из Москвы поступил проект архитекторов Г. П. Гольца, М. П. Парусникова и И. Н. Соболева. Участвовал в конкурсе и автор первоначального проекта здания ДКиН (театра) А. 3. Гринберг. А. Д. Крячков под девизом «Зеленый круг» представил эскизный проект на первый тур конкурса. В своем проекте он воспроизводил формы ордерной архитектуры, но в крайне схематизированном виде, однако с более четким выявлением каркасной конструктивной системы сооружения, его структуры. С профессиональной уверенностью он выявляет единство архитектурных форм и масштаба здания в колоннаде глубокого шестиколонного (двухрядного) портика, увенчанного антаблементом и аттиковым этажом, с барельефами на нем со стороны портика и протяженными ленточными окнами по боковым фасадам вестибюльной части здания. Далее колоннада развивается по боковым фасадам вестибюльной части фасада театра и в виде пилястрового ряда того же размера переходит на подкупольную часть сооружения, что монументализировало архитектуру сооружения, придавало ей композиционную целостность. В концепции архитектурного решения автора явно просматривалась ориентация на антично-римскую архитектуру, на что указывает еще и изображение на переднем плане в эскизном проекте триумфальной колонны антично-римского образца. Основание купола в проекте получает рельефную (в кессонах) обработку, что более органично «связывает» его со всей композицией сооружения. Проект А. Д. Крячкова в целом представлял одно из интересных архитектурных решений по внешней реконструкции театра.

Жюри присудило проекту А. Д. Крячкова третью премию (первую получил проект Г. П. Гольца, М. П. Парусникова и И. Н. Соболева). В дальнейшем проектировании здания ДКиН, которое уже трансформировалось в здание театра традиционной сценической технологии, были приняты некоторые предложения из проекта А. Д. Крячкова. Например, превращение коридоров фурок и главное фойе; применение ордера во внешней архитектурной композиции здания, который охватил вестибюльную часть и объем зрительного зала, придав зданию иную монументальность и некоторую целостность внешнего вида. Проект реконструкции здания театра оперы и балета в Новосибирске затем разрабатывался в Москве архитектором Б. А. Гордеевым и В. С. Биркенбергом, по которому и было завершено строительство.

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: План здания

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: План здания

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: Разрез здания

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: Разрез здания

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: Интерьер зала

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета: Интерьер зала

После двух конкурсов на «архитектурное оформление» театра (июль и ноябрь 1933 г.) в основу декоративного обогащения архитектуры театра был принят вариант архитектора Б.А. Гордеева. В 1934 г. Б.А. Гордеев уехал в Москву, где работал во 2-й мастерской Моссовета под руководством архитектора В.С. Биркенберга над окончательным проектом театра. Много труда в разработку отдельных элементов здания во время его завершения вложили новосибирские архитекторы — Н.И. Болотин, Б.Д. Дмитриев и др.

Технический проект реконструкции театра был утверждён в 1936 г. Зал его имел 2200 мест при общей кубатуре в 216 тыс. м3. Этот проект был завершён во 2-й архитектурно-проектной мастерской Моссовета, руководимой А.В. Щусевым.

По проекту реконструкции к железобетонному своду-оболочке был подвешен на металлических тросах лёгкий деревянный щит-потолок, нарощены колонны наружного кольца лестниц амфитеатра и прежней круглой форме зала было придано подковообразное очертание. Коридор фурок под амфитеатром превратился в фойе, а наружные кольца-кулуары отдавались под административно-хозяйственные помещения, буфеты, классы. За счёт освободившихся помещений, ранее предназначенных для сложной механизации театра, устраивались студии радиоцентра. В объёме бывшего «бассейна» расположился зал репетиций.

На всём внешнем и внутреннем оформлении театра лежит «печать» архитектуры 2-й мастерской Моссовета, архитектуры, уже апробированной на столичных зданиях гостиницы «Москва» и жилого дома на Калужской улице и других работах. Квалифицированная в то время как «неоренессансная», эклектическая, архитектура театра была на самом деле далека от этого стиля. Она ближе по духу и формам к симбиозу антично-римского и барочного плана. Некоторая тяжеловесность, преобладание массы и пластики в его декоративном оформлении создают впечатление замкнутости. Остались не осуществленными пандусы на флангах зрительной части театра, а на входном портике так и не были установлены 16 скульптур, венчающих каждую его колонну.

Здание театра строилось в течение всех 30-х годов, иллюстрируя и даже в определённой степени знаменуя собой процесс изменения направленности архитектурного творчества в целом. Несмотря на сложность внешней декоративной оболочки сооружения, здание театра в силу его масштаба и профессионализма архитектуры является одним из ведущих и лучших в Новосибирске. Архитектурная культура и высокие инженерные достоинства здания сделали его известным в стране. Знаменит купол его (гладкая оболочка вращения) диаметром 55,5 м, имеющий толщину в среднем всего лишь 8 см. Купол с опорным кольцом у своего основания лежит свободно на круговой балке, которая в свою очередь покоится на опорах и связывает между собой внутренние железобетонные стойки радиально расположенных рам кулуаров, окружающих зрительный зал театра. Между опорным кольцом купола и круговой балкой проложено два слоя оцинкованной стали, смазанной тавотом. Но, к сожалению, красоту самой конструкции увидеть нельзя — она скрыта с внешней стороны металлической «фигурной» кровлей, уложенной по деревянным стропильным конструкциям и обрешётке; внутри устроен (исходя из условий акустики) подвесной плоский потолок с декоративной живописью по холсту, выполненной новосибирскими художниками И.И. Яниным, А.Н. Фокиным, А.М. Ивановым, Н.Г. Якубовским, А.А. Бертиком, О.А. Шереметинской. Лепные работы и скульптуру в театре выполнила скульптор и археолог В.Ф. Штейн

Художник Е.Е. Лансере в 1935 г. в эскизах предлагал любопытную трактовку зрительного зала театра в виде гладкой полусферы с порталом сцены в форме арки с пышным «барочным» многослойным занавесом. Полусфера над рядами амфитеатра украшалась в проекте живописными мотивами садово-парковой ренессансной архитектуры — арочными портиками, вазами, скульптурами и пр. Е.Е. Лансере, видимо, стремился создать гладкой поверхностью полусферы иллюзию небесного свода, а всем декоративным живописным оформлением — ощущение эффекта пейзажа, то есть окружения амфитеатра зрительного зала естественным природным ландшафтом. 

Но окончательно зрительный зал приобрёл характер некоего круглого перистиля, венчающего ярусы амфитеатра и ряды партера, между колоннами которого нашли себе место скульптурные гипсовые копии греческой и римской античной классики — Аполлоны, Дорифоры, Венеры и др., на фоне драпировок из красного бархата.

Основные конструкции здания возводились под техническим руководством инженера С.А. Полыгалина. Строительство театра — героическая страница труда сибирских строителей. Такие сложнейшие железобетонные конструкции, как купол зрительного зала, выполнялись впервые в Сибири, в суровых климатических условиях, при отсутствии механизации, квалифицированной рабочей силы, при остром дефиците необходимых строительных материалов. Все работы велись вручную, основным построечным транспортом был конный. Но все трудности были преодолены; на стройке здания выросли инженерно-технические кадры и сложился квалифицированный контингент рабочих-строителей, которые к 1941 г. довели сооружение театра почти до конца. Строительство было прервано Великой Отечественной войной.

С первых дней войны недостроенное здание театра оперы и балета приняло в свои стены ценности Третьяковской галереи, ленинградских Военно-Артиллерийского и Этнографического музеев, музеев-дворцов городов Пушкина и Павловска, Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, музеев Новгорода, Калинина, Севастополя (панорама "Оборона Севастополя" худ. Ф. А. Рубо, которую восстанавливали в Новосибирске реставраторы Третьяковской галереи). Все было бережно сохранено, и в 1944 г. культурные ценности стали возвращаться в свои города.

Еще в самые тяжелые дни войны осенью 1942 года правительство решает завершить сооружение театра оперы и балета в Новосибирске.  К началу войны не была окончена постройка сценической части театра, левое крыло было выложено только в кирпиче. Предстояло установить опоры для пола сцены, площадь которого достигала 2 тыс. м2, изготовить и смонтировать все энергетическое оборудование здания и механическое оборудование сцены. Не хватало строительных материалов, рабочих рук, специалистов, средств, но новосибирцы преодолели все трудности. В 1943 г. были завершены основные строительные, монтажные и отделочные работы, и 5 февраля 1944 г. правительственная комиссия приняла главные помещения театра, признав их годными к эксплуатации, и передала здание дирекции Новосибирского государственного театра оперы и балета. Осталось неоконченным левое крыло театра, не была завершена отделка некоторых помещений, однако это не влияло на деятельность театрального коллектива (все строительные работы были закончены в середине 50-х гг.).

Перед новосибирцами предстал нарядный театр со зрительным залом-ротондой, имеющим диаметр 55,5 м (превосходящий размером знаменитую римскую античную ротонду - Пантеон, диаметр которой равнялся 43 м), высотой до подвесного потолка в 21 м, с числом кресел в зале 2200. Игровая сцена театра достигала ширины 32 м и высоты до колосников 28 м. Живопись плафона, большая люстра, сверкавшая бесконечными огнями, темное дерево ограждений ярусов, красный бархат обивки кресел и драпировок, на фоне которых красиво рисовались белые античные скульптуры, производили большое впечатление и создавали праздничное, приподнятое настроение. Здание не имело дорогой отделки, сверкающей бронзы и зеркал, густой лепнины, мраморов и другой богатой облицовки, какие можно найти в столичных и европейских театрах, но профессиональный вкус, строгость и простота архитектурных форм, присущих его интерьеру, просторы многих фойе, лестниц, вестибюлей придают ему своеобразие и яркую индивидуальность. Театр стал любимым зданием новосибирцев, их гордостью.

14 мая 1944 г. Комитет по делам искусств решил открыть в Новосибирске хоровую и балетную студии и организовать большой симфонический оркестр филармонии. 12 мая 1945 г., через три дня после Победы, театр открылся оперой М. И. Глинки "Иван Сусанин" в оформлении народного художника РСФСР К. Юона. Так сбылась в дни Победы двадцатилетняя мечта горожан о "Большом театре Сибири".

В 1953 г. было предложено перестроить главную площадь Новосибирска. Архитекторы Г. Ф. Кравцов, С. П. Скобликов, А. С. Михайлов предлагали перестроить и здание театра оперы и балета, возвести по южной и северной сторонам площади семиэтажные жилые дома, фланкирующие здание театра, а также башни жилых домов высотой до 70 метров, увенчанные шатровыми шпилями и вкомпонованные в общую застройку площади (за зданиями мэрии и учебным корпусом НГАХА). Проект был одобрен коллегией управления по делам архитектуры при Совете Министров РСФСР. Однако в связи с изменением направленности в советской архитектуре после 1954 г. проекту не суждено было осуществиться, и тем самым было спасено от перестройки здание театра - интересный памятник архитектуры города, архитектурный его символ.

В 1954 г. закончилась достройка «северного крыла» театра оперы и балета, который функционировал уже девять лет с этой недостроенной частью здания. Работы по достройке театра велись по проекту архитектора К. Е. Осипова. Их качество было ниже, чем в целом по зданию. Кроме того, не выполнены некоторые элементы, разработанные в окончательном проекте сооружения. Не достроен портал входа в здание со стороны сквера за театром, не изготовлены и не установлены скульптуры над колоннадой главного портика театра и его нишах. Не построены пандусы-входы по сторонам здания, ведущие на второй этаж, в главные помещения театра: фойе и зрительный зал. Без этих элементов несколько упростилась и утеряла торжественность архитектура этого крупнейшего здания города.

С.Н. Баландин, «Новосибирск. История градостроительства 1893 – 1945 гг.»

«Новосибирск. История градостроительства 1945 – 1985 гг.»

«А.Д. Крячков. Сибирский архитектор».

Архитектор Т.Я. Бардт и «его» театр глазами современника (Из показаний свидетеля 7 мая 1939 года)

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета. Фото: Степанов Слава

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Комментарии

СПАСИБО ЗА ПОДРОБНУЮ ИНФОРМАЦИЮ О МОЕМ ЛЮБИМОМ ТЕАТРЕ И ПРЕКРАСНЫЕ ФОТОГРАФИИ!

Очень интересная информация для меня как для режиссера и инженера в одном лице. Хотелось бы еще увидеть план ы и разрез большой сцены и ее фотографии (или в идеале панорамы) изнутри. Если у вас есть возможность дать эту информацию, буду вам очень благодарен.)

Как же выразить благодарность... Я живу в далеке от Родины, а Оперный мой самый любимый театр. Давно-давно наверное в прошлой жизни, мы с мужем,тогда студенты - медики не пропускали ни одной премьеры! Были и на первой премьере Спартака... посетив ваш сайт ,словно снова побывала на премьере! спасибо спасибо спасибо!!!

Кто хоть раз побывал в этом театре, будет помнить этот момент на всю жизнь. Ничего подобного я не видел нигде. Мариинский не сравнить с вашим театром по великолепию уважаемые сибиряки!

Дважды был в оперном в 1960-х. Теперь живу на Южном Урале. Посмотрел снимки - впечатляет! Кроме оперного, Новосибирск может гордиться библиотекой (ГПНТБ СОАН СССР, теперь - СОРАН). Красный проспект хорош. Новосибирское метро не видел. В Челябинске строят метро ни валко-ни шатко... Привет всем новосибирцам!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер