СТРОИТЕЛЬСТВО ЗАВЕРШЕНО

Началась Великая Отечественная война. Все строительные работы на здании театра оперы и балета были прерваны. Но в целом здание было почти готово—за исключением левого крыла сценической части. Не были завершены штукатурные работы в нижних частях здания, не была установлена ферма для переднего занавеса и не натянуты тросы в сценической коробке. Но строители ушли со стройки на фронт, на строительство оборонных цехов и заводов, в городские госпитали. В первые месяцы войны в здании театра пытались наладить военное производство или использовать его для других военных целей. Главный лозунг этого времени: «Все для фронта, все для победы!». С июня по ноябрь 1941 года в Новосибирск было эвакуировано 50 крупных заводов и вместе с ними десятки тысяч рабочих и членов их семей. В суровую осень и зиму перемещенные заводы были воссозданы.

Возводились новые заводские корпуса и сооружения в кратчайшие сроки, часто из некапитальных конструкций и материалов, по упрощенным техническим схемам. Быстро увеличивалось население города в связи с прибывающими из прифронтовых областей страны. С первых дней войны проблема расселения вновь прибывших людей превратилась в одну из решающих.

Новосибирск в годы войны принял к себе театры, оркестры, многие творческие коллективы, которые размещались в учреждениях культуры. Но театральная, музыкальная, художественная, литературная жизнь города не замирала ни на один день. Прибывающие в Новосибирск известные творческие коллективы, крупные деятели искусств немедленно включались в работу, необходимую трудящимся тыла и бойцам фронта. Их выступления в частях резерва Советской Армии, в многочисленных госпиталях города, в соединениях, уходящих на фронт, в цехах оборонных предприятий имели большое значение.

Почти готовый к сдаче театр оперы и балета принял в свои стены фонды Третьяковской галереи, Эрмитажа, Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, ленинградских Этнографического и Военно-Артиллерийского музеев, музеев-дворцов Пушкина и Павловска, музеев Новгорода, Севастополя (панорама «Обороны Севастополя» художника Ф. А. Рубо, которую восстанавливали в Новосибирске реставраторы Третьяковской галереи), музеев Калинина. Некоторая часть этих культурных сокровищ нашей страны демонстрировалась на выставках в городе в военные годы. В театре хранилась государственная коллекция скрипок Страдивари, Амати, Гварнери, которую в Москве собирал с 1919 года В. Л. Кубацкий. Эта коллекция ранее хранилась в Большом театре.

Осенью 1942 года ЦК ВКП(б) принял постановление, по которому здание театра оперы и балета в Новосибирске было включено в список первоочередных пусковых объектов. Началась подготовка к пуску здания в эксплуатацию. Так как зал театра, его фойе, вестибюль и гардеробные были уже выстроены, то их по особо торжественным случаям начали использовать. Так, в ноябре 1942 года в театре проходило торжественное заседание общественности города, посвященное 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, а затем на еще недостроенной сцене театра состоялся праздничный концерт. Симфонический оркестр исполнил первую часть Седьмой симфонии Д. Шостаковича, которая была создана и впервые исполнена в блокадном Ленинграде.

Строительные и монтажные работы развернулись на сцене, где добетонировались ее котлован и некоторые фундаменты, устанавливались опоры для пола сцены общей площадью почти в 2000 м2, плоскость пола застилалась специально обработанным деревом (рейкой), монтировалось энергетическое оборудование.

У стройки не было своих квалифицированных кадров. Многие бывшие строители здания воевали на фронтах Отечественной войны. Многие не вернулись... Театру не хватало архитекторов. Б. А. Гордеев умер от туберкулеза 12 мая 1943 года. Другой архитектор, Б. И. Дмитриев, воевал на фронте (он погиб 11 июля 1944 года).

В достройке театра активно помогали заводы Новосибирска. Они выделяли материалы и рабочую силу. Так, слесари-монтажники авиационного завода имени В. П. Чкалова монтировали механические устройства для театральных занавесей, строительный цех завода оснащал сцену.

5 февраля 1944 года правительственная комиссия приняла основные помещения театра, признав их готовыми для эксплуатации. И сразу же через газету «Советская Сибирь» было объявлено о приеме в балетную студию «девочек и мальчиков от 8 до 11 лет, а взрослых до 20 лет». 29 марта та же газета объявила о приеме в  оперную студию лиц «обоего пола от 18 до 35 лет. Обучение бесплатное, без отрыва от производства». К концу В»года в хоре театра было уже 80 человек выпускников студии, а в балете свыше 50 (Рубина М., Вершинина И. Новосибирский академический,— Новосибирск:  Западно-Сибирское кн. изд-во,  1979.— С.  19.).

В газете  «Известия»  21  мая  1944 года    архитектор В. Меллер сообщил в статье, что Комитетом по делам искусств при СНК СССР произведена приемка здания театра оперы и балета в Новосибирске. Его сценическая коробка — это железобетонное каркасное сооружение «высотой в 15-этажный жилой дом». Сообщалось, что  диаметр зрительного зала достигает 48 м, он имеет партер в «18 рядов кресел и 3 яруса амфитеатра», что «со всех мест хорошо видно и слышно», что театральный оркестр «на 150 человек в яме». Сцена театра немногим уступает сцене театра Красной Армии. Далее он сообщал, что при ее глубине в 31 м она может вместить около 1000 человек. Общий объем всего сооружения в статье был назван 245 000 м3, что на 65 000 м3 больше объема здания Большого театра в Москве. Автор сообщил, что дирекция театра приступила к формированию труппы. Главным режиссером театра приглашен Н. Фрид, бывший режиссер ГАБТа.

Солистов оперы и балета, оркестрантов приглашали из числа бывших артистов Сибгосоперы и из других городов страны. Главный художник И. Назаров приехал из Одессы, главный балетмейстер М. Моисеев — из Еревана, главный дирижер И. Зак — из Горького.

В декабре 1944 года театр уже мог приступить к подготовке спектаклей, 9 мая 1945 года была назначена генеральная репетиция оперы М. И. Глинки «Иван Сусанин», но ликующая весть о победе над Германией отодвинула ее на 10-е число.

12 мая 1945 года поднялся занавес в новом театре Сибири, и зрители услышали героико-патриотическую оперу «Иван Сусанин», поставленную режиссером Н. Г. Фридом в оформлении народного художника РСФСР К. Ф. Юона. Оркестром дирижировал И. А. Зак.

«Правда» на следующий день писала: «Открытие театра превратилось в радостный праздник трудящихся всей Сибири. Для участия в этом торжестве прибыли представители общественных организаций Иркутска, Барнаула, Кемерова, Омска и других городов». Газета «Известия» отметила, что «в жизни советского искусства — это выдающийся день. Отныне Новосибирск становится центром музыкальной культуры Сибири и Дальнего Востока».

Для оперы «Иван Сусанин» понадобилось 17 живописных занавесов, каждый площадью 8360 м2, бутафории около 600 различных предметов, тысячи квадратных метров холста, тюля, тонны сухих красок и столярного клея, сотни кубометров досок и круглого леса. Таковы были масштабы начатой театральной жизни.

Перед зрителями был открыт нарядный театр со зрительным залом — купольной ротондой диаметром в 55,5 м, с интерьером в виде «перистиля» высотой до подвесного потолка в 21 м. Число кресел в зале было 2200. Живопись плафона, люстра, сверкающая бесчисленными огнями, темное дерево ограждений ярусов, красный (бордовый) плюш обивки кресел и драпировок, на фоне которых красиво выделялись белые античные круглые скульптуры, огромность портала сцены и занавеса производили большое впечатление, создавали приподнятое настроение. Другие интерьеры театра не имели дорогой отделки, сверкающей бронзой и зеркалами, пышной лепнины, мраморной и другой богатой облицовки стен, какие можно было увидеть в других театрах столиц или старых городов страны. Строгость и простота архитектурных форм, присущая его интерьерам, просторы многих фойе, лестниц, вестибюлей придают нашему театру своеобразие, индивидуальность.

Крупнейшее сооружение Новосибирска, уникальное по конструкции своего купола, находящееся в центре города и активно формирующее его правобережный силуэт, вместившее в себя центр музыкальной культуры Сибири — здание театра оперы и балета,— стало архитектурным символом Новосибирска.

Около десяти лет функционировало здание театра оперы и балета с недостроенным «левым карманом» сценической части. Он имел выстроенные кирпичные стены, перекрытие, но не было внутренних стен и перегородок. Работы по достройке театра велись по проекту архитектора К. Е. Осипова и закончились в 1954 году. Крыло здания было отдано под общежитие артистов и театральных работников. Строительные работы были выполнены качественно ниже, чем по всему зданию. Кроме того, не был реализован ряд элементов, разработанных в проекте всего здания, например, пилястровый портал-портик входа в здание театра со стороны сквера за театром, не установлены скульптуры над колоннадой главного портика театра и в его нишах. Без этих элементов несколько упростилась пластика всего здания и утратилась торжественность образности этого крупнейшего здания города.

Очень долго не благоустраивалась площадь перед театром оперы и балета. В 1948 году заасфальтировали площадь и в сквере перед театром высадили ели. В 1953—1955 годах заново была заасфальтирована площадь имени В. И. Ленина, проведено благоустройство сквера и сделаны новые посадки зеленых насаждений.

Непреходяща историческая, общекультурная, архитектурная, эстетическая и мемориальная ценность здания театра оперы и балета в Новосибирске.

В журнале «Наше наследие» (№ 1, 1988) звучит призыв: «...Бесценное народное достояние мы получили от отцов, прадедов и далеких пращуров и должны, любовно сберегая и неустанно приумножая, передать тем, сто идет нам на смену. Чтобы воспитывать уважение к великому историческому пути, пройденному нашим народом, и гордость за свою отчизну. Чтобы не прерываюсь связь времен. Чтобы подлинная культура могла вечно нести духовность, красоту, правду, творя добро и утверждая истину».

Невозможно представить Новосибирск без здания Театра оперы и балета, без которого образ нашего города в целом был бы иным. Это был бы Новосибирск, узнаваемый по другим существующим зданиям и ансамблям, но был бы он ярче и выразительнее в своей индивидуальности... без театра, был бы «столичное», был бы градостроительно масштабнее?! В настоящее время немногие крупные общественные и жилые сооружения города удерживают масштаб, соотносимый к зданию театра,— вокзал, облисполком, «дом генералов», «стоквартирный дом», здание ВПШ и др.

Но здание театра — это не только высокопрофессиональная культура архитектуры с эстетикой своего? времени, уникальная купольная конструкция, это и историческое свидетельство многообразных процессов в архитектуре 30-х годов, в развитии культуры страны, но также и в судьбах драматических и трагических многих его создателей, которые стремились к благородным целям, имели возвышенные порывы в своем труде, были патриотами страны и своего края. 

«Новосибирск: что остаётся в наследство…» : Сергей Николаевич Баландин, Владимир Сергеевич Баландин 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер