Архитектура НЭПА в Новосибирске и архитектор А.Д. Крячков

В советскую архитектуру А. Д. Крячков вошел как сложившийся мастер, с богатейшим практическим опытом, как высококомпетентный ученый, как ведущий педагог архитектурного образования в Сибири. В традициях российской интеллигенции всегда сохранялись такие черты, как верность профессиональному долгу, привязанность к своему делу, патриотизм.

Многие томские интеллигенты — врачи, инженеры, архитекторы — «не ушли из России, не оставили работы...» только потому, что не могли оставить Родину, свое дело. Они мечтали увидеть Россию в новой государственной системе восстановленной и сильной после недавних страшных катаклизмов.

После Октябрьской революции резко изменилась социальная направленность архитектуры, которая освободилась от частнособственнической зависимости и стала важной отраслью общегосударственной деятельности. Революция покончила с многими традициями буржуазной культуры, а другие подвергла переоценке. Достижения техники и завоевания культуры могли бы стать общенародным достоянием. В том числе и архитектура могла бы обрести свою истинную функцию «второй природы», организуемой в интересах всего общества, в интересах общего коллективного пользования и владения ее произведениями. Но поиски новых выразительных форм в архитектуре при новом ее социально-функциональном содержании проходили с большими трудностями, через ошибки и находки, при некотором отказе от предыдущего архитектурного опыта. Особенно в этот период повысились требования к общественным зданиям, архитектура которых должна была стать одним из выразительных и агитационно-действенных средств в пропаганде социалистических идей, даже в ущерб своей функциональности и рентабельности...

Здание Сибдальгосторга - Новосибирская консерватория. Архитектор А.Д. Крячков
 Здание Сибдальгосторга - Новосибирская консерватория. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Первого Совкино. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Первого Совкино. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Государственных учреждений Сибири, получившее название Сибирского подворья. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Государственных учреждений Сибири, получившее название Сибирского подворья. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Сибревкома. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Сибревкома. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Архитектор А.Д. Крячков и скульптор Р.С. Надольский у моделей скульптур для здания Сибревкома
Архитектор А.Д. Крячков и скульптор Р.С. Надольский у моделей скульптур для здания Сибревкома
Проект здания Текстильсиндиката
Проект здания Текстильсиндиката
Здание краевой конторы Всесоюзного Текстильсиндиката до перестройки в 1929 году
Здание краевой конторы Всесоюзного Текстильсиндиката до перестройки в 1929 году
Здание Сибкрайсоюза. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание Сибкрайсоюза. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание сельскохозяйственного техникума по улице Бориса Богаткова. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Здание сельскохозяйственного техникума по улице Бориса Богаткова. Новосибирск. Архитектор А.Д. Крячков
Проект здания Дворца Труда. Новосибирск
Проект здания Дворца Труда. Новосибирск

 

Строительство общественных зданий монументального характера в Сибири в 20-е годы в основном сосредоточивается в Новониколаевске, куда в июне 1921 года из Омска переезжает Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревком. Город становится политическим и административным центром всей Сибири. 25 мая 1925 года ВЦИК утвердил постановление об образовании Сибирского края с центром его в Новониколаевске. С этого времени в городе размещаются Сибирская плановая комиссия, Сибкрайсоюз, общесибирские объединения государственной торговли и промышленности, приступившие к своему функционированию, идет бурный рост населения города. В 1926 году в Новосибирске проживало уже 120128 человек. Деятельность партийных и советских организаций была направлена на восстановление промышленности города (после колчаковского погрома), транспорта, ремонта жилищ, реконструкцию коммунального хозяйства  и его развитие,   на   строительство   новых жилищ и административных зданий краевого значения, которых не хватало, из-за чего многие учреждения долгое время оставались в Омске.

К проектированию и руководству строительством этих сооружений в числе других вновь привлекается профессор А. Д. Крячков как крупнейший специалист архитектуры, авторитет которого по вопросам архитектуры и строительства был очень высок.

22 декабря 1922 года исполняющий обязанности заведующего промышленным отделом отделения Центрального союза потребительских обществ командирует Андрея Дмитриевича для участия в работе Всероссийского съезда инженеров. 22 июня 1923 года правление Кузбасстроя просит А. Д. Крячкова вновь осуществить техническое руководство строительными работами в Анжеро-Судженском районе. 25 июля 1924 года Сибревком приглашает его на службу во вновь образованную строительную комиссию под председательством Певзнера в качестве ответственного технического руководителя всеми строительными работами по постройке здания сибирских государственных учреждений. Приглашение подписывает председатель Сибирского ревкома М. М. Лашевич. 9 августа 1924 года Сиббюро ВЦСПС и уполнарком труда по Сибири командирует А. Д. Крячкова для технического обследования курорта «Карачи». 7 февраля 1925 года заместитель председателя Сибревкома Р. И. Эйхе поручает Андрею Дмитриевичу «составление проекта и сметы предложенного к постройке здания Сибревкома в Новониколаевске, а также организацию работ по этому зданию». В результате с 1924 по 1928 год А. Д. Крячков работал в строительной комиссии Сибревкома, а с 1930 по 1936 год — в Сибкрайисполкоме, по-прежнему совмещая эти работы с преподавательской деятельностью в Томском технологическом институте, а затем в Сибирском строительном институте (в Новосибирске).

В период новой экономической политики (нэпа) одной из основных проблем, стоящих перед Советской властью, было развитие торговли. В. И. Ленин выдвинул задачу научиться торговать, овладеть торговым аппаратом, вытеснить частный капитал. В Сибири, как и по всей стране, стали возникать советские торговые организации: Сибдальгосторг, Текстильный синдикат, Резинотрест, Нефтесиндикат, Сибмедторг и другие. Каждое торговое объединение открывало свои представительства в городе, поэтому им нужны были помещения или здания. В городе к 1925 году были построены здания Сибмедторга на Кузнецкой улице (ныне ул. В. И. Ленина), здание Нефтесиндиката по ул. Серебренниковской и по ул. М. Горького, здание Хлебопродуктов на ул. Советской, названное в печати «казарменным и слеповатым». В 1924 году Сибревком приглашает А. Д. Крячкова в только что образованную при нем строительную комиссию и поручает ему разработку проектов ряда зданий для Новониколаевска (Новосибирска) . Это была большая многолетняя проектная и строительная работа с наездами в город, проделанная Андреем Дмитриевичем без отрыва от преподавательской деятельности в Томском технологическом институте, при продолжающейся работе по местным и всесоюзным конкурсам и занятиях наукой...

А. Д. Крячков был привлечен к проектированию здания  Сибдальгосторга, начатого еще в   1923   году.  ПОДРОБНО О ЗДАНИИ СИБДАЛЬГОСТОРГА - КОНСЕРВАТОРИИ В НОВОСИБИРСКЕ

Очень быстро, всего за 4,5 месяца зимних работ, в 1924 году по проекту А. Д. Крячкова было построено здание «Первого Совкино» на 800 зрительских мест на углу Красного (бывшего Николаевского) проспекта и Октябрьской улицы. ПОДРОБНО О ЗДАНИИ КИНОТЕАТРА ПЕРВЫЙ СОВКИНО - МАЯКОВСКОГО  В НОВОСИБИРСКЕ

К 1925 году по проекту А. Д. Крячкова на углу ул. Семипалатинской (ныне ул. Орджоникидзе) и Красного проспекта, с выходом главного фасада на проспект, было построено здание Государственных учреждений Сибири, получившее название Сибирского подворья.  ПОДРОБНО О ЗДАНИИ ГОСУЧРЕЖДЕНИЙ - ПЛАНОВЫЙ ИНСТИТУТ - НГАХА В НОВОСИБИРСКЕ

7 февраля 1925 года Сибревком вновь поручает А. Д. Крячкову составить проект и сметы на здание для самого Сибревкома, а также организовать работы по возведению этого сооружения. ПОДРОБНО О ЗДАНИИ СИБРЕВКОМА - КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕИ В НОВОСИБИРСКЕ

В этом же, 1925, году А. Д. Крячков строит еще одно крупное сооружение — для краевой конторы Всесоюзного Текстильсиндиката на углу улиц Ленина и Советской.  ПОДРОБНО О ЗДАНИИ ТЕКСТИЛЬСИНДИКАТА В НОВОСИБИРСКЕ

В 1926 году Андрей Дмитриевич проектирует трехэтажное здание Сибкрайсоюза на Красном проспекте, напротив здания Госучреждений и одним фасадом выходящее на бывшую Ярмарочную площадь. ПОДРОБНО О ЗДАНИИ СИБКРАЙСОЮЗА В НОВОСИБИРСКЕ

Последним сооружением, спроектированным и построенным А. Д. Крячковым в Новосибирске в период нэпа и восстановительного периода (до 1928 года), было здание сельскохозяйственного техникума, возведенное в Закаменской части города (ныне Октябрьский район) на Локтевской улице (ныне ул. Бориса Богаткова). Н-образное в плане, трехчастное по фасаду с центральным и боковыми ризалитами, оно имело «дворцовую» объемно-планировочную структуру классицизма, но лишенную признаков ордерной системы.  Видевший это здание через год после его постройки А. В. Луначарский получил яркое эмоциональное впечатление от него: «...серой чешуей проходят перед вами деревянные или вульгарно-кирпичные стройки, длинные пустыри, заставленные домишками, а потом вдруг вы опять выезжаете к великолепному зданию,— скажем, сельскохозяйственному техникуму, который своим симметрическим фасадом, на манер какого-то дворца Липпи, доминирует над гигантской площадью...»

В сооружении этом чувствовался уверенный профессиональный подход к решению типологической композиции здания как учебного заведения: высота этажей, размеры и группировка оконных проемов, ритмика их рядов по фасадным плоскостям с четким выделением оконных проемов лестничных клеток, вестибюлей и актового зала, с выделением оси симметрии высокой входной лестницы, балконом, ступенчатым аттиком центрального ризалита с небольшим картушем-значком на нем. Это была архитектура переходного типа к «стилю» конструктивизма.

За пятилетие (1923—1928 годы) А. Д. Крячков построил в Новосибирске по своим проектам одно жилое и семь крупных зданий общественного назначения, что составило около трети всех построенных в этот период общественных и административных зданий города. Наряду с 16 зданиями, возведенными в дореволюционный период, это был значительный вклад томского зодчего в градостроительство Новосибирска. Авторитет Андрея Дмитриевича был очень высок, и Сибревком по-прежнему привлекал его для разрешения всех сложных проблем строительства в городе.

А Новосибирск настолько быстро рос и развивался, что получил прозвище «Сибирского Чикаго» («Сибчикаго»). В 1920 году в нем проживало 67054 человека, в 1926 году —уже 120128, а в 1928 году—135,5 тыс. человек. В 1926 году в Новосибирске было 35 тыс. рабочих и 44,2 тыс. служащих. Восстанавливалась и развивалась легкая промышленность, энергетика. Была построена и 14 марта 1926 года пущена в действие ТЭЦ-1, машинный зал которой был перекрыт железобетонными конструкциями. Началось мощение улиц. К 1928 году замостили 29,7 км улиц. В 1927 году началось асфальтирование тротуаров., к ноябрю 1927 года был построен железобетонный мост через Первую Ельцовку и ее глубокий каньон. В 1926 году по проекту профессора    Томского      технологического      института Н. С.Макерова началась постройка городских канализационных сооружений. Главный канализационный коллектор длиной 3,2 км с очистной станцией мощностью 360 м3 в сутки охватил в первую очередь новые капитальные постройки, возведенные по проекту А. Д. Крячкова: здания Госучреждений, Сибкрайсоюза, Городского корпуса, Госторга, Сибгосоперы (бывшего коммерческого клуба), а также здания Доходного дома, промбанка, Дворца Труда и др. Водопровод был построен к 1929 году.

Кроме благоустроительных работ в городе развертывается клубное строительство. В 1926 году был построен клуб Железнодорожников на Вокзальной улице, в 1927 году — Закаменский рабочий клуб на ул. Добролюбова, клуб Совторгслужащих на углу улиц Ленина и Революции (по проекту инженера И. А. Бурлакова).

Для строительства административных и общественных зданий Сибревком и горсовет, наряду с А. Д. Крячковым, приглашали зодчих из Москвы и Ленинграда. 5 июня 1925 года на Красном проспекте, напротив Городского торгового корпуса, было заложено и к 1927 году построено здание промышленного банка СССР по проекту инженера-архитектора А. Швидковского и архитектора-художника Г. П. Гольца. Проект здания был отобран на конкурсе проектов в Московском архитектурном обществе и рекомендован для строительства академиком А. В. Щусевым. Здание строилось под руководством инженера С. А. Шестова. В 1926 году началось строительство Доходного дома (ныне центральная гостиница) по проекту московского архитектора профессора Д. Ф. Фридмана. Проект был выбран в результате закрытого конкурса, заказанного Московскому архитектурному обществу (МАО). В конкурсе участвовали известные московские архитекторы профессора С. Е Чернышев и И. А. Голосов. Комиссия выбрала проект Д. Ф. Фридмана «как наиболее интересный по наружной обработке», однако предложила автору переработать проект с заимствованием «наиболее удачных мест в плане проектов архитекторов Чернышева и Голосова». Здание Доходного дома возводилось под руководством инженера М. С. Косицина и было закончено в 1928 году.

В 1927 году Сибздрав объявил закрытый конкурс на эскизный проект окружной больницы в Новосибирске. Персонально к участию в конкурсе были приглашены профессор Л. А. Ильин из Ленинграда, профессора Н. В. Морковников и Н. А. Ладовский из Москвы, профессор А. Д. Крячков из Томска и архитектор А.З.Гринберг из Москвы. Победил на конкурсе архитектор А.З.Гринберг, который затем в течение года разрабатывал проект больницы совместно с архитекторами Н. Гофманом и А. Г. Климухиным. А. Д. Крячков в этом конкурсе получил четвертую премию, Л. А. Ильин — пятую. Строительство больницы, начавшееся в 1928 году, растянулось до середины 30-х годов, но так и не было завершено по проекту А. 3. Гринберга.

В 1927 году был объявлен еще один конкурс на проект здания 1-й поликлиники в Новосибирске. Первую премию получил проект московского архитектора П. Щекина, вторую — проект А. Д. Крячкова. Здание 1-й поликлиники было выстроено в 1928 году.

Ряд сооружений общественно значимого назначения в городе был возведен в этот период новосибирскими инженерами. К таким сооружениям относится Дом Ленина. Первое постановление об увековечивании памяти  B.И. Ленина было принято на пленуме Новониколаевского губкома РКП (б)  10 февраля 1924 года. Тогда же был создан фонд «Ильича», открыты Дом крестьянина, Дом беспризорных им. В. И. Ленина и принято решение построить на площади Дом народных собраний — будущий Дом Ленина.  В  нем   предполагалось   разместить партийные организации и центр пропаганды Ленинских идей.  10 мая 1924 года был заложен первый камень воснование Дома Ленина, а закончен он был по проекту инженеров И. А. Бурлакова, И. И. Загривко и М. А. Купцова в конце 1925 года. В 1926 году закончилось строительство  Дворца Труда по проекту инженера Госстроя C.А. Шестова. К 10-летию Октября в композицию лестницы здания, ведущей к входу, был встроен пьедестал и на нем установлена скульптура В. И. Ленина — одна из  четырех отливок известной работы  В.  В.  Козлова,изваянная для памятника  В. И. Ленину перед Смольным в Ленинграде, где она была также установлена в10-ю  годовщину  Октября.   Вокруг  Дворца  Труда  был разбит парк, перед фасадом дворца и памятником устроена площадь для митингов и собраний.

Широко развернувшееся строительство центра Сибирского края привлекает внимание архитектурной критики — и не только местной, но и столичной. Во многих газетах и журналах, как специальных, так и общественных, публикуются фотоснимки проектов зданий и уже выстроенных сооружений. Эти снимки, показывающие результаты значительного труда, имели большое общественно-идейное звучание в общей борьбе за восстановление и реконструкцию народного хозяйства Сибири и всей страны. Однако многие проектные работы и выстроенные здания подверглись профессиональной критике в журнале «Современная архитектура», отражающем взгляды творческой группировки конструктивистов, в которую входили многие крупные мастера архитектуры. Выстроенные здания Дворца Труда, электростанции, Дома Ленина, которыми гордились жители Новосибирска, получили определение «выхолощенного ампира», «грубых, скверно выполненных эклектических сооружений, замаскированных фразами о новой архитектуре в духе конструктивизма». Критика архитектуры этих зданий была в известной мере обоснованной, но только в профессиональном плане. При этом не учитывались некоторые конкретные условия создания этих сооружений, прежде всего, такие, как малочисленность архитектурных кадров в Сибири, крайняя отсталость строительной базы, отсутствие квалифицированных рабочих кадров, хроническая нехватка средств на строительство зданий, сооружений, городское благоустройство и транспорт. Но общественное и экономическое значение возведенных зданий для города, и края в целом, было велико, хотя уровень  профессионализма   их   архитектуры  был   невысок.

Местная печать (газета «Советская Сибирь») отмечала некоторые направления в архитектуре города. Такие сооружения, как здания Сибкрайсоюза, Текстильсиндиката, Промбанка, Доходный дом, по мнению ряда архитекторов, могли бы «быть украшением любого западно-европейского города с вековой историей строительства». Здание Сибкрайсоюза относили к «стилю рационального конструктивизма с легким уклоном в сторону строгих немецких принципов наибольшей утилизации площади». Считали, что «серая гранитная облицовка стен (толченый мрамор и цемент) помимо внушительного, чисто сибирского, вида рассчитана на капризы сибирской погоды, вредно влияющей на обычную штукатурку». В здании Промбанка просматривали «московский налет», «ясно видный в конструктивном стиле» его «ультрасовременных форм», «вызывающих резкую разницу оценки с точки зрения эстетики». В клубе Совторга служащих отмечали «попытки облагораживания форм и создания ансамбля группировкой масс без применения дорогостоящих, но по существу дешевых эффектов».

В 1928 году в Новосибирске побывал американский журналист М. Гайдус, который так отозвался о городе: «Для меня Новосибирск особенно интересен как попытка пролетарского строительства городов. Ведь что хотят сделать нынешние новосибирские правители — это превратить большую деревню в современную столицу. Их подход к строительству диаметрально противоположен тому, который был в старое время. Первой заботой прежнего правительства в таком предприятие было бы сооружение губернаторского дворца, который обыкновенно являлся наиболее выдающимся зданием в городе, так что каждый ребенок и каждый торгующий на базаре крестьянин мог бы показать его приезжему. Совсем не так при власти пролетариата. Все новые постройки созданы для общественных целей. Эти здания представляют довольно внушительный вид нового строительства, чем в любом из городов России».

А. Д. Крячков уже в 1950 году писал об этом времени в новосибирской архитектуре: «Не приходится возражать, что немало в молодой архитектуре Новосибирска дискуссионного, неувязанного, несовершенного. В некоторых зданиях видны недостатки архитектурной культуры и провинциальная примитивность, но при всем том на фоне пестрой архитектуры Новосибирска нельзя не видеть общего, органически присущего ей колорита свежести, бодрости, стремления к новому. Архитектура Новосибирска ближе к новаторству и простоте, чем к декоративности и изысканности. Ее простота импонирует ясным горизонтам, открывающимся в пролетах улиц заречья, разливам огромной Оби, деловому характеру всей жизни города». А. В. Луначарский побывав в 1928 году в Новосибирске, назвал город «оригинальным... выросшим в двухсоттысячную столицу, неудержимо мчащимся вперед, как настоящий сибирский Чикаго». Он увидел «новые здания (и их много)», которые показались ему «положительно превосходными». «Вы едете мимо громадных зданий банков, магазинов с роскошными витринами... вы увидите могучие контуры Дворца Труда, Дома Ленина, здания исполкома и т. д.»,— восторженно писал нарком просвещения. Он считал, что эта архитектура ближе к американской новой архитектуре, нежели чем к «немецким изводам» европейской архитектуры.

В мае 1926 года в Москве впервые состоялся Всесоюзный съезд по гражданскому и инженерному строительству. Он стал крупнейшим событием в архитектурной жизни страны. Это был действительно первый объединенный съезд не только после революции, но и вообще в истории русской строительной техники. На нем обсуждались проблемы промышленного и жилищного строительства под девизом «режим строгой экономии в строительстве».

В работе этого съезда участвовал и А. Д. Крячков как делегат от Сибирского края. Он вошел в президиум оргкомитета по созыву съезда, а затем работал в секциях «Вопросы архитектуры в современном строительстве» и «Гражданское и инженерное строительство городов и поселков и планировка их».

Съезд заслушал множество докладов: А. Щусев—«Экономика, техника в архитектуре»; М. Гинсбург — «Новейшие течения в области архитектуры у нас и за границей»; И. Рыльский, А. Оль, А. Розенберг — «Организация архитектурных конкурсов»; Л. Тверской — «Основные принципы и нормы планировки и застройки населенных мест»; Н. Жуков — «Размер и внутренняя планировка строительного квартала» и др. И среди них доклад А. Д. Крячкова — «Планировка сибирских городов в связи с их строительством». На съезде развернулась ожесточенная полемика «за направления современной архитектуры по вопросу современной архитектурной идеологии». Съезд принял следующую резолюцию: «Признать срочно необходимым созыв Госпланом СССР особой конференции по вопросам планирования населенных мест (городов, рабочих поселков и селений), а также по вопросам, тесно связанным с рабочим жилстроительством, и, в частности, по его архитектурному оформлению и внутренне обстановочному оборудованию...».

На съезде остро стояли вопросы о направлениях современной архитектуры, современной архитектурной идеологии. Дело в том, что с 1926—1927 годов основным направлением в архитектуре страны становится конструктивизм, который по мнению жюри по архитектурным экспонатам, выставленным к съезду, пока опережал условия производства и не соответствовал экономическим, климатическим и другим условиям.

Через год, 18 июня 1927 года, в Москве, в залах ВХУТЕМАСа на Рождественке, 11 (ныне Московский архитектурный институт), была открыта Первая выставка современной архитектуры, организованная Главнаукой и Объединением современных архитекторов (ОСА) с руководящей идеей «противопоставить беспринципному эклектизму — единый фронт современной архитектуры» и наметить пути к «активному завоеванию строительной действительности». Центральными работами в экспозиции выставки были проекты братьев Весниных, «положивших начало архитектурному конструктивизму» (проекты зданий «Ленинградской Правды», «Аркоса», Центрального телеграфа, гостиницы в Мацесте и др.), проекты М. Я. Гинсбурга (Дом текстилей, университет в Минске, крытый рынок в Москве и др.), проекты И. А. Голосова (Электробанк, клуб на Лесной улице и др.), проекты ленинградской мастерской, руководимой А. С. Никольским (хлебозавод ЛСПО, зал собраний на 500—1000 человек, трамвайная остановка и др.), и других ведущих авторов конструктивистского направления в архитектуре, а также выпускников ВХУТЕМАСа, МВТУ, как, например, дипломный проект института Ленина архитектора И. И. Леонидова, талантливого ученика А. А. Веснина. На выставке были показаны уже реализованные проекты конструктивистского направления (фото). Это были здания «Известий» и прядильной фабрики в Иваново-Вознесенске Г. Б. Бархина, здание Госторга Б. М. Великовского, гостиницы в Мацесте А.В.Щусева и др. Демонстрировались и проекты новых городов и поселков, выполненные А. П. Иваницким, братьями Весниными, М. А. Князьковым и др.; проекты промышленных зданий и комплексов В. А. Веснина, И. С. Николаева, Г. М. Орлова, А. С. Фисенко и др. В иностранном отделе выставки были показаны работы немецкого Баухауза, возглавляемого В. Гропиусом. Архитекторы из Баухауза представили проекты стальных домов (М. Брейер, Г. Мухе), фото мебели, посуды, образцы тканей, полиграфии и т. п. В отделе были работы М. Таута, К. Людеке, работы архитекторов Швейцарии, Голландии —П. Ауда, Г. Ритвельда, архитекторов Франции— А. Люрса, Р. Малле-Стевенса и т. д.

На выставке был представлен и сибирский регион: демонстрировались студенческие работы Сибирского (Томского) технологического института. Выставку посетила экскурсия из Томска.

Выставка показала массовость конструктивистского движения в архитектуре. Архитектурная молодежь, а также студенчество вузов поддерживали ведущих мастеров архитектуры. В Томске, в технологическом институте, среди студентов и недавних выпускников быстро сформировалась группировка профессионалов, полностью разделяющая конструктивистские установки и социальную программу ОСА.

А. Д. Крячков, уже сложившийся архитектор, мастер- профессионал и инженер-строитель, непрерывно ведущий реальное строительство, далеко не сразу принял новое направление в архитектуре. Он видел, что приемы применения новых архитектурных форм не всегда органически соотносились с конструктивными решениями, с внутренней структурой здания. Часто еще в работах архитекторов нового направления элементы «конструктивного стиля» выражались вне каркасной системы вертикалей и горизонталей, неоправданное обилие стекла воспринималось негативно для профессионала, работающего в Сибири, аскетизм формы не мог восполнить пластической реальности массы, организованной в форме материала. Утверждение А. А. Веснина, что «новая форма должна получиться, если по-новому разрешены функции и применены новые конструкции», еще не решало все многообразие проблем зодчества, и это хорошо понимал А. Д. Крячков. Однако под давлением общего направления в архитектуре страны Андрей Дмитриевич в своей деятельности переходит на путь конструктивизма, хотя не сразу и его работы в этом стиле были лишены «вульгарности и нелогичности», «левацких загибов» в своих лучших образцах. Многие его работы были решены «в простых и культурных формах, удачно выражающих их образ и назначение».

В послеоктябрьский период архитектурные конкурсы приобрели несколько иное значение, чем раньше. Если в дореволюционной России конкурсы ставили цель получить лучший проект для его осуществления и расценивали их как коммерческое предприятие архитектурных обществ, то в советское время конкурсы представляли собой соревнования в архитектуре, поиски новых в социальном отношении типов зданий и поселений, нового коллективного архитектурного мышления. В условиях почти полного отсутствия проектных организаций конкурсы позволяли решать некоторые актуальные проблемы архитектуры, способствовали развитию новых творческих направлений в архитектуре, например конструктивизма. При строительстве крупных зданий, а их было немного, почти всегда организовывались конкурсы, что всегда поддерживал А. Д. Крячков. Число открытых архитектурных конкурсов значительно уменьшилось к началу 30-х годов, когда в стране были сформированы крупные проектные институты, где проектировалось большинство крупных сооружений, формировались методы стандартизации и типизации в строительстве.

С.Н. Баландин.«А.Д.Крячков. Сибирский архитектор»

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер