Архитектор Крячков - от традиционализма к рационализму

Несмотря на обширную практическую деятельность по строительству крупных зданий в Новосибирске, А. Д. Крячков почти непрерывно участвует в архитектурных конкурсах.

Уже в апреле 1920 года томская газета «Красное знамя» сообщила о результатах двух конкурсов по сельскому строительству, объявленных строительным управлением Томского губернского коммунального хозяйства, в которых А. Д. Крячков получил первые премии, а по второму конкурсу еще и вторую премию. На конкурсах в проектах разрабатывался «образцовый» крестьянский дом и усадьба для Западной Сибири. В 1925 году в Новосибирске был объявлен конкурс на здание Дворца Труда, в котором он также участвовал, но не получил никакого вознаграждения. 17 июля 1926 года газета «Известия ЦИК» сообщила о конкурсе на проект Самарской товарной биржи, в котором А. Д. Крячков получил третью премию (девиз «Гранит»). Высокую оценку заслужил в этом проекте фасад здания.

Кемерово. Здание Дворца Труда.
 Кемерово. Здание Дворца Труда.
Москва. Здание Центросоюза. Конкурсный проект, пятая премия.
 Москва. Здание Центросоюза. Конкурсный проект, пятая премия.
Москва. Второй вариант Дворца Советов. Дипломный проект группы студентов под руководством А.Д. Крячкова.
Москва. Второй вариант Дворца Советов. Дипломный проект группы студентов под руководством А.Д. Крячкова.
Камень-на-Оби. Здание Дома культуры. Конкурсный проект, первая премия.
Камень-на-Оби. Здание Дома культуры. Конкурсный проект, первая премия.
Улан-Удэ. Здание Дома Советов. Конкурсный проект, третья премия.
Улан-Удэ. Здание Дома Советов. Конкурсный проект, третья премия.
Иркутск. Конкурсный проект Дома Советов, первая премия. Архитектор А.Д. Крячков
 Иркутск. Конкурсный проект Дома Советов, первая премия. Архитектор А.Д. Крячков

 

В 1927 году прошли конкурсы на проект зданий окружной больницы и 1-й поликлиники в Новосибирске. На первом А. Д. Крячков получает четвертую премию, а на втором конкурсе — на здание 1-й поликлиники — вторую премию. Причем для участия в закрытом конкурсе на комплекс зданий окружной больницы Новосибирский окрздравотдел пригласил Андрея Дмитриевича персонально, «зная его большую практику», как говорилось в письме-обращении. Жюри конкурса возглавлял профессор К. К.Лыгин —томский наставник А. Д. Крячкова в молодые годы. В 1927 году А. Д. Крячков получил на конкурсе проектов здания Дворца Труда   (им.   10-летия Октября)   в Щегловске    (Кемерово) первую премию, и проект был утвержден для строительства 18 июня 1927 года.

15 мая 1928 года газета «Советская Сибирь» сообщила, что конкурс на проект здания Дома культуры для Камня-на-Оби выиграл Андрей Дмитриевич. В 1928 году А. Д. Крячков участвует в конкурсе на здание Дома Советов Бурят-Монгольской республики в Верхнеудинске (Улан-Удэ), на который было подано 24 проекта. Первую премию получил ленинградский архитектор А. А. Оль, вторую присудили проекту также ленинградских архитекторов — профессора Н. А. Троцкого, гражданского инженера С. Н. Казака и архитектора Е. А. Левинсона. Проект профессора А. Д. Крячкова со студентами Томского технологического института был отмечен третьей премией.

В том же, 1928, году на Всесоюзном открытом конкурсе на проект здания Центросоюза в Москве на Мясницкой улице, на который были приглашены иностранные архитекторы, А. Д. Крячков получает пятую премию. Это надо расценивать как крупный успех зодчего. В этом конкурсе участвовали многие ведущие мастера страны —братья В., А., Л. Веснины, Б. Великовский, И. Леонидов и другие, но первую премию получили французские зодчие Ле Корбюзье и П. Жаннере (при участии Н. Д. Колли). Это было одно из выдающихся зданий как самого Ле Корбюзье, архитектора с мировым именем, но также и один из лучших образцов времени конструктивизма в СССР, поучительных для архитекторов страны (построено в период с 1929 по 1936 год).

А. Д. Крячков участвовал и во Всесоюзном открытом конкурсе проектов Дворца Советов СССР в 1931 году. На конкурс поступило 160 проектов, из которых ни один проект не был выбран для реализации в строительстве. Однако 16 из них были отмечены премиями (академик И. Жолтовский, архитектор Б. Иофан и т. д.). Проект А. Д. Крячкова (под № 124 и девизом «Зеленый квадрат»), как сообщали «Известия ЦИКа» от 13 марта 1932 года, был приобретен в числе лучших Советом строительства Дворца Советов. В последующих этапах конкурса на проект Дворца Советов А. Д. Крячков не участвовал, но руководил проектом студентов Н. Бровкина, А. Попова, Д. Симонова, которые выступили на четвертом этапе конкурса в июне 1933 года.

Таким образом, все 20-е годы для А. Д. Крячкова были насыщены большой и напряженной работой, в процессе которой в его профессиональном мировоззрении отрабатывались новые творческие концепции зодчества, в соответствии с новым социальным заказом, исходящим от нового общества, от новых социальных структур, новой формирующейся идеологии нового государства. Все эти годы шел поиск нового архитектурного формообразования при новых социально-функциональных целях, при новых утилитарно-бытовых требованиях, соответствующих времени. Функционально-конструктивный фактор признается основой в архитектурном формообразовании, хотя прогресс техники в стране не создавал еще соответствующих возможностей для его реализации. «Русский модерн» привнес в архитектуру ряд новых принципов формообразования, рационалистических методов функциональной организации пространства, его объемной экономичной целесообразности, новые материалы, но чаще скрывал свои рационалистические черты за разнообразным декором. Но пришло новое время, и, как выразился один из теоретиков архитектуры А. Ган, наступил «конструктивизм, стройное дитя индустриальной культуры. Долгое время капитализм гноил его в подполье. Его освободила пролетарская революция; начинается новое летоисчисление с октября  1917 года». Действительно,  конструктивизм вытеснил другие эклектические ретроспективные «стили», выдвинул новые социальные задачи, хотя ни общество, ни техническая база в стране были еще не в состоянии реализовать программу конструктивизма ни при создании массового жилища, ни промсооружений.

Трудно было А. Д. Крячкову, имеющему большой практический опыт в архитектуре, прочный авторитет мастера своей профессии, переходить к рационалистическому направлению в архитектуре, к отрыву от традиционизма, к символике простых геометрических форм, к пуризму абстрактного архитектурного формообразования. В соответствии с тезисом одного из лидеров конструктивизма М. Гинсбурга — к методу функционального проектирования особенно предрасполагали промышленные сооружения и они же являются теми «типовыми организмами архитектуры, которые дадут нам отправную точку для дальнейшего развития» — А. Д. Крячков изучает новую промархитектуру. Он и сам занимается ею, работая для индустриализации Кузбасса. 4 июня 1927 года он командируется на несколько месяцев с «научной целью» в Самару, Одессу, Ростов-на-Дону, Николаев для осмотра элеваторов и холодильников, а также в Москву и Ленинград для изучения новейших достижений мировой архитектуры на выставках, открытых отделом Академии художеств при Главпрофобре.

Здания «Совкино» (1924 год), Сибревкома (1925 год), сельскохозяйственного техникума (1926 год) были запроектированы и выстроены А. Д. Крячковым с сильным уклоном в сторону архитектуры неоклассицизма (симметрия фасадов, троечастность членений и прямое воспроизведение канонических ордерных форм). Близко к ним находятся еше формы архитектуры конкурсного проекта здания Дворца Труда в Новосибирске (1925 год). Но уже в конкурсном проекте здания Самарской товарной биржи (1926 год) архитектурная стилистика выполнена в формах, близких к немецкому рационалистическому модерну. Здание асимметрично по своему построению, пластика его тяжеловесна, как и масса в целом, с большими гладкими плоскостями выступов по фасаду, вытянутыми на три этажа по высоте композиций оконных проемов. Построенное здание Крайпотребсоюза в 1926—1928 годах на Красном проспекте в Новосибирске, решенное в той же формальной стилистике, в целом имело более органичное построение и более тонкую детальную разработку.

В 1927 году начинается строительство здания Дворца Труда в Щегловске. При этом в архитектуре здания от традиционных приемов композиции в общественных сооружениях А. Д. Крячкова осталась симметрия Т-образного плана и фасада здания в массах, но уже нарушенная вытянутой правой (из двух фланкирующих фойе зрительного зала) лестничной клетки, возвышающейся, как башня для часов, на высоту одного (пятого) этажа. По сторонам фасада еще сохраняются скромные карнизы с одной тягой и гладким фризом под ней, но которых уже нет на центральном ризалите здания. Его фасадные межоконные плоскости и лопатки, отделенные каменной рваной плитой наряду с оштукатуренными аттиками, оконными откосами и частями стен, придают ему ясно ощутимую материальность и традиционную пластичность каменных ограждающих конструкций. Зрительный зал Дворца имел колосниковую сцену, оркестровую яму, партер и балкон, обходящий с трех сторон зал. Он освещался дневным светом из ряда оконных проемов под потолком; пролетом в 15 м и высотой в 11 м он перекрывался системой висячих деревометаллических стропил с подшитым к ним потолком.

Но вот в 1927 году А. Д. Крячков строит в Камне-на-Оби Дом культуры уже совершенно в духе авангардной конструктивистской архитектуры, далекой от ясно ощущаемой материальности и пластической определенности архитектуры Дворца Труда в Щегловске. Гладкие абстрактные плоскости стен без цоколей и карнизов, большие плоскости окон, расчлененные квадратами остекления, башенный объем лестничной клетки с окном-«термометром» и квадратными часами наверху, все жестко геометрично, так как таковой стала «стилистика» архитектуры в его работах. В таком же стиле и почти с идентичным набором объемов сооружения решалась и композиция здания Дома Советов Бурят-Монгольской республики в Улан-Удэ, только башня лестничной клетки с часами освещалась угловым стеклянным эркером и внешняя лестница с закругленными въездными пандусами с фонарным столбом была размещена еще с большим размахом, возвышаясь над цокольным этажом здания.

Проект архитектора А. А. Оля, получивший первую премию и принятый к осуществлению в Улан-Удэ, концептуально имел ту же характеристику — та же башня-вертикаль лестничной клетки, как ведущий динамический элемент асимметричной композиции всего фасада, с контрастным сочетанием других объемов сооружения, та же абстракция материальности стеновых плоскостей, подобные же вертикали оконных проемов в лестничных клетках...

В таких же архитектурных формах была решена и композиция огромного корпуса здания Центросоюза в Москве. Однако сам крупный масштаб сооружения потребовал более усложненного многообразия композиции и большего разнообразия объемных форм, ее формирующих. Здесь не только башенные объемы лестничных клеток (но без часов), но и ризалит над входом (с таким же козырьком, как и у здания в Улан-Удэ), отмеченный выше крупными стеклянными эркерами, и троечастное деление по вертикали фасадов: цокольный этаж, основные оконные ряды, а над ними аттиковый этаж с почти ленточным остеклением по всей длине фасада, выделением рядов межоконных лопаток более темным тоном, создающих стройные горизонтальные ритмы. Все эти многочисленные элементы создают богатство объемного и структурно-тектонического построения здания, что и было оценено по достоинству жюри конкурса.

Комплекс Дворца Советов на Кропоткинской набережной в Москве А. Д. Крячков градостроительно решил в виде двух крупных сооружений, свободно стоящих на набережной с широким проходом между ними со стороны Волхонки к Москве-реке, Оба здания типологически были близки по своей пространственно-объемной композиции к зрелищно-театральным зданиям, что и соответствовало условиям конкурса (зал на 15 тыс. человек для проведения съездов, зал на 6 тыс. человек для проведения конференций и театрализованных представлений, митингов, целая «шеренга» залов на 500 и 200 человек и других помещений). Здание с залом на 15 тыс. человек центрическое по форме и круглое в плане было перекрыто огромным прозрачным (стеклянным) куполом на металлическом каркасе и окружено по периметру тремя ярусами помещений, напоминающих по форме «шестерни» разных радиусов, уменьшающихся по высоте сооружения и создающих пирамидальность силуэта здания. Здание получило преувеличенную монументальность и несовместимую относительную масштабность с градостроительной средой местоположения. Второе сооружение, имеющее такой же преувеличенный масштаб, было похоже на театральное здание со сценической коробкой и ярусным построением объема зрительной части. А. Д. Крячков сохранил здание, уже имеющееся на набережной, и ввел его в комплекс сооружений Дворца Советов. В целом этот проект представлял,  несмотря на преувеличенность  масштабов и эскизность в детальных разработках, определенный интерес в общем  построении  масс  и    градостроительном решении.  В    последующих    этапах    конкурса    Андрей Дмитриевич участвовать не стал. Однако тема Дворца Советов сохранилась в тематике дипломного проектирования в учебном  институте,  но    уже    по    измененной программе Совета строительства этого Дворца и в соответствии с его постановлением  от 28 февраля    1932 года,  которое  гласило:   «...не предрешая  определенного стиля, Совет строительства считает, что поиски должны быть направлены к  использованию как новых, так    и лучших приемов классической    архитектуры,    одновременно опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники». Студенты Н. Бровкин, А. Попов и Д. Симонов в июне 1933 года по этой теме защитили дипломный проект, выполненный под руководством А. Д. Крячкова. Это было уже единое здание (не комплекс сооружений), где конструктивная архитектура уже теряет свою «уверенность» в формообразовании и композиции, появляется симметрия в общем решении плана и объемов, преобладает вертикализм форм, пропорциональные  соотношения,   близкие  к  классицизму,   появляется круглая скульптура  и горельефы на здании... Наступал период эклектизма в архитектуре 30-х годов, и он нашел свое место в этом дипломном проекте. Эта метаморфоза советской архитектуры в целом, естественно,  отражалась и на учебном    процессе в    Сибирском (Томском) технологическом институте, в том числе и в дипломном и курсовом проектировании, которым руководил А. Д. Крячков. Например, в дипломном проекте «Рабочего  поселка  при  машиностроительном  заводе  в Свердловске на 60 тыс. человек» студента В. Парамонова принципы конструктивизма   (функционализма)   были проведены  через  все  элементы,  составляющие  поселок (город): жилище,    общественные    и    производственные здания,  планировку  поселения.  В  дипломном    проекте (1928 год)   общественного здания  студента  Л.  Нифонтова также строго соблюдались принципы ортодоксального  конструктивизма:   асимметрия  общей  композиции, острая динамика и контраст объемных форм, стеклянные ограждения стен и их глухие плоскости, сопоставленные  контрастно.   Но  студенческие  проекты    первой половины 30-х годов уже крайне эклектичны. В них господствуют ордерные формы и пластика классицизма, сначала сдержанные, как в проекте театра для Кемерова на 1640 человек П. Ваганова, но затем уже откровенно заимствующие принципы и формы классицизма, например, в проекте интерьера студента А. Лебедева(1936 год).

С.Н. Баландин.«А.Д.Крячков. Сибирский архитектор»

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер