Профессор Крячков

В сентябре 1930 года было принято решение о создании  инженерно-строительного   института   на    основе инженерно-строительного факультета Сибирского (Томского) технологического института. Новый институт был передан в ведение Союзстроя ВСНХ СССР и получил название Сибирский строительный институт (Сибстрин).

Было решено перевести его из Томска в Новосибирск. Институт первоначально готовил специалистов по трем направлениям: архитектурному, коммунальному и мелиоративному, но последнее вскоре закрыли. Скромным был и его преподавательский состав, который состоял всего из восьми человек.

Однако планы на развитие института были грандиозными: развернуться в «колоссальный комбинат на 5 тыс. студентов и 500 преподавателей». Были составлены проекты учебного комплекса и жилых зданий, размещаемых в Закаменском (Октябрьском) районе Новосибирска: большой учебный корпус, восемь жилых корпусов для преподавателей и шестнадцать жилых корпусов для студентов. С весны 1931 года была начата постройка первой очереди зданий института. Однако эти грандиозные планы осуществить не удалось. Осенью 1933 года Сибстрин перебазировался в Новосибирск со своими кабинетами рисования и строительных работ в недостроенный еще учебный корпус (половина помещения на 600 человек и жилой корпус на 40 квартир). План развития института пришлось сократить до 1000 студентов, а строительство корпусов прекратить.

Учебный и жилой корпус были выстроены в «конструктивном» духе при жесткой экономии средств: четырехэтажный корпус с большим полуподвальным этажом и жилой корпус на 40 квартир стоили 2452 тыс. рублей. Строилось четырехэтажное студенческое общежитие и небольшой лабораторный корпус.

В 1932 году в Томске Народный комиссариат коммунального хозяйства открыл Сибирский институт инженеров коммунального строительства. Здесь можно было получить специальность архитектора, конструктора и инженера — производителя работ. Однако этот институт в марте 1933 года был закрыт из-за «параллелизма специальностей СИИКСа и Сибстрина», а студенты его переданы в Сибстрин. В 1934 году в Новосибирске Сибстрин пополнился еще раз за счет упраздненного в Омске Сибирского астрономо-геодезического института, который перешел в Сибстрин на правах факультета с двумя специальностями: астрономо-геодезической и картографо-геодезической. С ликвидацией Томской Промакадемии в 1933 году Сибстрин получил оборудование для электротехнической лаборатории. За счет ликвидации Краснодарского инженерно-строительного института в 1936 году Сибстрин получил оборудование для механической лаборатории и библиотеку в 100000 книг, которая была дополнена библиотекой Союза строителей   Новосибирска.

А.Д. Крячков среди преподавателей и выпускников инженерно-строительного факультета этого вуза
Свою обширную практическую деятельность по строительству крупных зданий в Новосибирске А.Д.Крячков сочетал с подготовкой архитектурных кадров в Томском технологическом институте. Среди преподавателей и выпускников инженерно-строительного факультета этого вуза
Учебный дипломный проект общественного здания, выполненный под руководством А.Д. Крячкова в Томском технологическом институте
Учебный дипломный проект общественного здания, выполненный под руководством А.Д. Крячкова в Томском технологическом институте
Преподаватели НИСИ (слева направо): Г.М. Казаковцев, Н.С. Кузьмин, В.С. Масленников, Н.И. Болотин, В.К. Самрина, А.И. Попов, А.Д. Крячков, М.А. Юдин, Ф.Ф. Барицкий
Преподаватели НИСИ (слева направо): Г.М. Казаковцев, Н.С. Кузьмин, В.С. Масленников, Н.И. Болотин, В.К. Самрина, А.И. Попов, А.Д. Крячков, М.А. Юдин, Ф.Ф. Барицкий
Новосибирск. Профессор А.Д. Крячков среди студентов-архитекторов инженерно-строительного института
Новосибирск. Профессор А.Д. Крячков среди студентов-архитекторов инженерно-строительного института
Новосибирск. Конкурсный эскизный проект оформления Дома Науки и Культуры профессора А.Д. Крячкова
Новосибирск. Конкурсный эскизный проект оформления Дома Науки и Культуры профессора А.Д. Крячкова
Новосибирск. Жилой 100-квартирный дом на Красном проспекте
Новосибирск. Жилой 100-квартирный дом на Красном проспекте
Диплом Гран При Международной выставки искусства и техники в Париже, полученный А.Д. Крячковым в 1937 году за проект 100-квартирного дома в Новосибирске
Диплом Гран При Международной выставки искусства и техники в Париже, полученный А.Д. Крячковым в 1937 году за проект 100-квартирного дома в Новосибирске

 

В том же, 1936, году Сибстрин за счет ликвидированного Сибирского комплексного института сооружений получил второй жилой корпус («косой корпус») в четыре этажа, а также оборудование по испытанию строительных материалов и небольшой лабораторный дом, где были размещены механическая лаборатория и лаборатория строительных материалов. Так ликвидации (вероятно, не достаточно продуманные, так как некоторые институты затем были восстановлены) ряда учебных и исследовательских институтов окончательно сформировали Сибирский строительный институт, где можно было получить специальность по таким направлениям: архитектуре жилых и общественных зданий, архитектуре промышленных сооружений и строительных конструкций, организации и производству строительных работ, водоснабжению и канализации, отоплению и вентиляции. (Эти специальности в институте сохранялись до 1989 года). В 1934 году в институте было сформировано четыре факультета: архитектурный, инженерно-строительный, санитарно-технический и астрономо-геодезический. В 1935 году Сибирский строительный институт был переименован в Новосибирский инженерно-строительный институт (НИСИ), затем ему было присвоено имя В. В. Куйбышева.

В 1931 году А. Д. Крячков становится штатным профессором кафедры архитектуры Сибирского строительного института. С организацией архитектурной специальности в институте он назначается заведующим архитектурной специальностью, заведующим архитектурным кабинетом, ответственным руководителем кафедры гражданских зданий, затем заведующим «фабрично-заводской специальностью» с сохранением всех прежних должностей. В 1935 году он назначен деканом архитектурного факультета, а в 1936 году — заместителем директора по научно-учебной части института. На него была возложена огромная организационная работа по созданию архитектурной специальности, формированию кадров педагогов-архитекторов на факультете, что было чрезвычайно трудно в середине 30-х годов. Из Томска в институт    приехали    преподаватель    архитектурного проектирования Н. С. Кузьмин, преподаватель рисования И. А. Беляев (из ликвидированного Сибирского института инженеров коммунального строительства). Неоднократно объявлявшиеся конкурсы на замещение штатных должностей дали очень мало преподавателей. Были избраны по конкурсу профессор по истории архитектуры Р. В. Кутепов (юрист по образованию), архитектор, и. о. доцента Н. В. Фризель, архитектор В. С. Масленников.

За период с 1930 по 1936 год на архитектурном факультете по специальности «гражданская архитектура» было подготовлено ПО специалистов, в 1937 году пла нировалось выпустить 35 человек. Тематика дипломных проектов в 1934—1936 годах включала такие объекты: Дворец молодежи в Новосибирске, библиотека в Новосибирске, вокзал в Сталинске (Новокузнецке), вокзал в Омске, Дом Советов в Красноярске, Дом Советов в Иркутске, речной вокзал в Новосибирске, Дом Советов в Омске, Дом Советов в Сталинске, курортные здания в Белокурихе и у озера Карачи и т. п. Тематика дипломных проектов совпадала с реальным проектированием в городах Западной Сибири.

А. Д. Крячков постоянно и настойчиво боролся за улучшение учебного процесса, за совершенствование курсового и дипломного проектирования и много сил при этом тратил на то, чтобы отстоять существование своего отделения, а затем и факультета, в Новосибирском инженерно-строительном институте, единственном в то время учебном заведении республики, дающем архитектурное образование на огромной территории от Волги до Владивостока.

Основой педагогической методики А. Д. Крячкова в учебном архитектурном проектировании стал тесный личный контакт со студентами. Они часто работали со своим преподавателем «из-под руки» и в учебной аудитории, и в его квартире, которая была местом работы как его соавторов, так и технических исполнителей, в том числе и студентов. Возглавляя кафедру архитектуры, Андрей Дмитриевич считал принципиально важным участие студентов в проектной и производственной работе. Он убеждал их, что профессионалу-архитектору нельзя отрывать решение архитектурных проблем от инженерных, от технологии строительства, от новой техники и материалов. Чтобы привлечь студентов к практической работе, А. Д. Крячков организовал при кафедре бюро реального проектирования, где каждый студент со второго курса мог получить задание. К четвертому курсу ряд студентов в своем активе имел один-два реализованных проекта.

В годы первой и второй пятилеток деятельность А. Д. Крячкова была необычайно многогранной и разнообразной. С 1 января 1929 года по предложению профессора Н. В. Гутовского, исполняющего обязанности управляющего Тельбесбюро (Государственный институт по проектированию новых металлургических заводов), Андрей Дмитриевич участвует в проектировании строительной части каменноугольных и железных рудников. Он возглавляет проектную группу в Тельбесбюро и временно исполняет обязанности начальника строительной части Тельбесстроя по гражданскому, общезаводскому, горно-заводскому и поселковому строительству «в порядке совмещения означенной должности с основной работой в качестве профессора С. Т. И., и предоставлением, в соответствии с этим, ему права устанавливать порядок его работ с учетом условий научно-преподавательской деятельности». Этой работой А. Д. Крячков занимался с 1929 по 1931 год до момента переезда института Тельбесбюро из Томска в Сталинск (ныне Новокузнецк).

1 декабря 1931 года Андрей Дмитриевич заключил соглашение с Западно-Сибирской Промакадемией, при гласившей его для консультирования с выполнением следующих обязательств: участвовать в составлении программ и планов работ по кафедре гражданской и промышленной архитектуры; разрабатывать методические указания и установки работникам по кафедре гражданской и промышленной архитектуры в учебной я научно-исследовательской работах академии; консультировать сотрудников при кафедре в педагогической и научно-исследовательской работе; делать научные доклады, освещающие новости науки и техники в области гражданской и промышленной архитектуры.

21 декабря 1933 года А. Д. Крячков получает письмо из Сталинска (Новокузнецка) от заместителя начальника комбината Кузнецкстрой И. П. Бардина. В нем говорилось: «...В связи с состоявшимся решением высших правительственных органов о постройке второго Кузнецкого металлургического комбината и города... обращаемся к Вам с предложением принять на себя постоянную консультацию при постройке нового города, по вопросам выбора типа жилых домов, общественных и городских зданий, общей увязки вопросов городского строительства». Несмотря на чрезвычайную занятость в учебном институте и Запсибкрайисполкоме, Андрей Дмитриевич ответил, что «... считает невозможным отказаться от помощи в этой большой работе...». Он добивается согласия председателя крайисполкома Ф. П. Грядинского на кратковременные поездки в Сталинск и 21 января 1934 года уже выезжает в Кузбасс. 1 марта 1935 года Горстройпроект пригласил А. Д. Крячкова на должность главного архитектора Новосибирского отделения института, сообщив, что «в круг его обязанностей... входит: общее архитектурное руководство работой отделения и направление его работы в деле современных архитектурных установок и достижений; подписание всех чертежей по техническим проектам, выпускаемым отделением. Для осуществления руководства и работы в отделении он должен бывать в Горстройпроекте два раза в пятидневку. Время его посещения устанавливается и объявляется в начале каждого месяца. Помимо руководства профессор Крячков может работать непосредственно сам, как автор». Летом 1935 года по заданию отделения он едет в месячную научную командировку в Москву и Ленинград для ознакомления с работой треста Горстройпроект.

В  1935—1937 годах А. Д. Крячков являлся членом архитектурного совета  при  горсовете  Новосибирска,  в 1936—1937 годах — консультантом по гражданскому строительству Томской железной дороги и заведующим проектным отделом по постройке железнодорожного вокзала в Новосибирске.

В 1933 году перед комитетом содействия строительству Дома Культуры и Науки в Новосибирске встала проблема стилевого изменения его архитектуры из-за изменения концепций советского зодчества, вернее, «возобладавшей классицистической системы мышления в архитектуре» (К этому времени ДКиН был уже возведен во всех своих строительных объемах.) 13 января 1933 года было созвано совещание при заместителе председателя Крайисполкома по вопросу нового архитектурного «оформления» здания ДКиН. Комитет содействия строительству участвовал в этом совещании с группой новосибирских архитекторов и инженеров, которые подвергли резкой критике архитектуру ДКиН, требуя изменения как его планировочной структуры, так и внешней стилизации архитектуры.ПОДРОБНО О РОЛИ АРХИТЕКТОРА КРЯЧКОВА В ПРОЕКТИРОВАНИИ И СТРОИТЕЛЬСТВЕ ДОМА НАУКИ И КУЛЬТУРЫ (ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА) В НОВОСИБИРСКЕ

По окончании строительства Дома Советов президиум крайисполкома и строительная комиссия приняли постановление о строительстве жилого дома для работников крайисполкома.  ПОДРОБНО О 100-КВАРТИРНОМ ДОМЕ ОБЛИСПОЛКОМА

Руководство крайисполкома обратилось к А. Д. Крячкову составить проекты декоративного «оформления» зданий гостиницы «Советов» (Дом «Динамо»), жилых домов за ней (по ул. Октябрьская, № 45), дома «Специалистов» по ул. Советской, по ул. Серебренников-ской, дома № 1, жилого дома по Красному проспекту, № 44 и др. Трест Запсибзолото в 1936 году также обратился к А. Д. Крячкову с поручением «исполнить проект архитектурного оформления» здания треста по Красному проспекту, № 1, стоящего напротив строящегося 100-квартирного дома. Да и архитектура самого строящегося 100-квартирного дома должна была немедленно декоративно обогатиться. К этой работе Андрей Дмитриевич привлек архитектора В. С. Масленникова, своего сотрудника по Сибстрину, преподавателя архитектурной специальности. На фасадах дома появились капители на простых прежде лопатках, вазы над декоративными столбами, усложнились горизонтальные членения, получившие более тонкий рисунок своих профилей, в декор входов были вписаны ионики — декоративный мотив ордерных форм. Колоннада на первом этаже главного фасада приобрела несколько вычурный рисунок профилей, близких к приемам модерна. Однако, в целом, авторы удержались в декоре на высоком профессиональном уровне. Дом был выстроен на хорошем качественном уровне. Как и аналогичный жилой дом этого периода в Москве на Моховой (ныне пр. Маркса) академика архитектуры И. В. Жолтовского, он вызывал восхищение высочайшим профессионализмом и высоким строительным качеством воспроизведения ретроспективных форм. Быть может, тем самым эти дома способствовали принятию многими зодчими нашей страны ретроспекции в архитектурном творчестве. 100-квар-тирный дом стал предметом подражания в городе. Например, жилой дом СибВО по ул. Крылова, построенный в 1939—1940 годах по проекту архитекторов Д. М. Агеева и И. С. Персикова, во многих своих элементах и декоре повторяет декоративные формы и общий строй композиции жилого дома Крайисполкома.

Середина 30-х годов... Это были годы расцвета архитектурного таланта мастера. А. Д. Крячков много и напряженно работает. Он участвует в конкурсе на проект Дома Советов для Иркутска и получает первую премию, проектирует Дом Советов для Красноярска. Проекты последних лет, как конкурсные, так и осуществленные, а в их числе и жилой 100-квартирный дом Крайисполкома, были представлены на Всемирную выставку искусства и техники в Париже в 1937 году. Они получили высшую награду — Гран При и Золотую медаль.

К этой же выставке в Москве был выполнен большой макет здания Новосибирского театра оперы и балета и вместе с проектными материалами был также послан в Париж для экспозиции в Советском павильоне выставки. В Париже макет здания театра оперы и балета также был удостоен высшей награды выставки— Гран   При.

В 30-е годы в Новосибирске непрерывно численно увеличиваются инженерно-строительные и архитектурные кадры. Растет объем строительных программ. Некоторые градостроительные мероприятия определили на многие годы большинство городских параметров, создали своеобразие архитектурного облика его центра и в целом его силуэта, то градостроительное начало, которое продолжало органически развиваться в последующие времена. Коренным образом была преобразована социально-экономическая основа города, превратившегося в индустриальный центр на востоке страны. Были возведены крупнейшие в Сибири здания культурного, промышленного, медицинского, транспортного, учебного назначения. За вторую пятилетку в Новосибирске было введено в эксплуатацию 450 тыс. м2 жилой площади, за три года третьей пятилетки — более 400 тыс. м2, а к 1940 году весь жилой фонд города достигал 1 млн. 440 тыс. м2. Но в городе по-прежнему преобладали одноэтажные деревянные дома, лишенные инженерного благоустройства.

Творческим поискам специалистов нового направления в архитектуре сопутствовало много сомнений. Молодым архитекторам часто не хватало опыта и высокой профессиональной культуры, часто они скатывались к простому копированию архитектуры старых лет. «...В этом увлечении классическими формами кроется также опасность упрощенного, эклектического, реставраторского подхода к классическому наследству вместо сознательного, критического подхода к нему. При таком упрощенном подходе страдает образность и выразительность нашей архитектуры, прививается архаическая тенденция к копированию старых образцов, к новому своеобразному формализму»,— так охарактеризовал А. Д. Крячков в 1938 году творческую практику некоторых архитекторов на одном из заседаний Новосибирского отделения Союза архитекторов СССР. В начале организации Новосибирского отделения Союза архитекторов СССР, в его инициативной группе, состоящей из Б. А. Биткина, Д. И. Козьмина, Б. В. Уданова, Д. М. Агеева, находился и А. Д. Крячков. Это был 1934 год. В основу организации Союза архитекторов было положено постановление ЦК ВКП(б) о перестройке работы художественных группировок и объединении всех архитектурных сил в единый творческий союз. А. Д. Крячков возглавил Новосибирское отделение Союза архитекторов СССР и был бессменным его руководителем до конца своей жизни.

5 июня 1935 года Новосибирский горсовет на своем заседании слушал вопрос о 30-летнем юбилее преподавательской, научной и творческой деятельности профессора архитектуры Новосибирского строительного института А. Д. Крячкова и постановил: наградить его грамотой горсовета и преподнести ему от президиума горсовета «архитектурный альбом города».

3 июня 1936 года совет Новосибирского инженерно-строительного института постановил: «исходя из того, что профессор А. Д. Крячков непрерывно свыше 30 лет успешно ведет научно-педагогическую и производственную работу, имеет значительное количество премированных проектов на краевых, всесоюзных и международных конкурсах и является подлинным ученым, мастером архитектуры, учитывая также наличие у него ряда ценных научных трудов — ходатайствовать о присвоении профессору Крячкову ученой степени доктора архитектуры без защиты диссертации». Однако Высшая аттестационная комиссия 5 июня 1937 года вновь утвердила А. Д. Крячкова только в ученом звании профессора.

В 1937 году Андрей Дмитриевич был избран Новосибирским отделением Союза архитекторов СССР делегатом на первый Всесоюзный съезд советских архитекторов, который проходил 16—26 июня 1937 года в Москве в Колонном зале Дома Союзов. В резолюции съезда говорилось, «что окончательная победа социализма в СССР открывает безграничные возможности для развития архитектуры. В великих идеях, положенных в основу Сталинской Конституции, советские архитекторы находят неисчерпаемый источник творчества...». И далее: «Советские архитекторы должны твердо усвоить указание ЦК ВКП(б) и СНК СССР о необходимости использования при строительстве жилых и общественных зданий лучших образцов классической и новой архитектуры, а также всех достижений архитектурно-строительной техники ...Враги народа, окопавшись в некоторых из этих органов (ВСНХ при ЦИК СССР), пытались свести проектно-планировочные работы к составлению абстрактных, рассчитанных на длительную перспективу генеральных проектов и почти совершенно игнорировали работы по детальной планировке, то есть пытались фактически парализовать планировку городов...». В речи заместителя председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. Я. Чубаря прозвучало: «Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что подавляющее большинство архитекторов Советского Союза являются нашими советскими архитекторами в подлинном смысле этого слова, беззаветно преданными социалистическому государству специалистами и лишь немногие из архитекторов, работающих в Советском Союзе, живут другими,  чуждыми  социализму,  интересами...».

Но тем не менее на съезде прозвучала, может быть, первая оценка работы советских архитекторов в новом направлении архитектуры. Это было сделано в докладе оргкомитета съезда: «Для преобладающей массы архитекторов узловым моментом их творческой практики на нынешнем этапе стало критическое освоение архитектурного наследия. К сожалению, многие архитекторы восприняли лозунг овладения архитектурным наследием как некую моду и возможность легкого заимствования... Расцветшие махровым цветом эклектика и реставраторство приняли тем более опасные формы, что повышающиеся требования к архитектурному качеству сооружения были многими восприняты, как требование пышности. Ложный пафос, украшенчество и театральщина становятся неизбежными атрибутами большинства архитектурных проектов 1933 и 1934 годов. Эта тенденция дополняется не менее опасным стремлением к сверхмонументализму».

Школа И. В. Жолтовского утверждала для архитектуры некий ограничительный закон, то есть «теорию предела» красоты и полноценности архитектуры, достигнутых в XVI веке, хотя часть архитекторов еще ранее протестовала против «украшательства в освоении классического наследия, против гигантомании и ложной декоративности». В школе академика А. В. Щусева декларировалось, что «архитектура, идущая особняком, без усвоения двух родственных искусств — живописи и скульптуры — не может справиться со стоящими перед ней задачами... Стало очевидно, что для осуществления заданий правительства необходимо обеспечить архитектуре возможность дальнейшего творческого развития путем углубленной проработки использования наследия прошлых веков». В архитектуре всей страны «возобладала классическая система мышления».

В годы репрессий пострадало много архитектурно-строительных и педагогических кадров Сибири, другие профессионалы пережили эти годы с душевной депрессией и в постоянном страхе за свою и жизнь близких им людей.

Началась война. В Сибирь и в Новосибирск были эвакуированы промышленные предприятия. Город принял с июня по ноябрь 1941 года 50 заводов, а с ними вместе десятки тысяч рабочих и членов их семей. В труднейших условиях суровой сибирской зимы, при нехватке строительных материалов была совершена спешная работа по воссозданию перемещенных заводов в Новосибирске, размещению и монтажу оборудования различных машиностроительных и металлургических заводов, стратегических материалов, сырья, транспортных средств. Всего было смонтировано и установлено 16 тыс. различных станков, в городе были созданы заново предприятия радиотехнической и химической промышленности, приборостроительные и инструментальные заводы. За годы войны левобережная ТЭЦ-2 в 5 раз увеличила выработку электроэнергии, в 7 раз возрос отпуск тепла станцией. В первый год войны была построена левобережная ТЭЦ-3, давшая ток осенью 1942 года. С 1940 по 1945 год численность рабочих и служащих в Новосибирске возросла с 80,9 тыс. до 148,6 тыс. человек.

Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктор технических наук А.Д. Крячков
Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктор технических наук А.Д. Крячков
Новосибирск. Здание Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР на улице Фрунзе
Новосибирск. Здание Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР на улице Фрунзе
Новосибирск. Проект комплекса зданий Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР, выполненный А.Д. Крячковым
Новосибирск. Проект комплекса зданий Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР, выполненный А.Д. Крячковым
Новосибирск. Лето 1941 года. В центре группы выпускников НИСИ сидят преподаватели архитектурного факультета (слева направо): Н.С. Кузьмин, А.Д. Крячков, В.С. Масленников.
Новосибирск. Лето 1941 года. В центре группы выпускников НИСИ сидят преподаватели архитектурного факультета (слева направо): Н.С. Кузьмин, А.Д. Крячков, В.С. Масленников.
Андрей Дмитриевич умер в августе 1950 года в Сочи, где он и похоронен.
Андрей Дмитриевич умер в августе 1950 года в Сочи, где он и похоронен.

В годы войны в шести новосибирских вузах разместились коллективы учебных институтов Москвы, Ленинграда, Днепропетровска. В городе работали три члена-корреспондента АН СССР, 64 доктора наук, 16 профессоров и около 400 доцентов и кандидатов наук. Ученые сыграли большую роль в деле перестройки народного хозяйства на военный лад, подчинив с первых дней свою работу требованиям военного времени. В сентябре 1941 года под руководством академика В. Л. Комарова начала работу комиссия Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны страны. В Новосибирске 19 июля 1941 года был создан научный совет по мобилизации ресурсов области. Эвакуированные предприятия было необходимо разместить, установить их новые кооперированные связи с другими предприятиями, снабдить их сырьем, электроэнергией, теплом и т. п. Ученые работали над проблемами промышленного производства, улучшения работы железнодорожного и водного транспорта.

С 1942 года комиссией Академии наук в Западной Сибири руководили академики А. А. Скочинский и И. П. Бардин. В 1943 году комиссия направила по Сибири 28 комплексных отрядов, состоящих из 600 учёных, для исследования и разрешения различных проблем для нужд обороны. Выводы комиссии докладывались в ГКО ЦК ВКП(б), в Госплан СССР.

С первых же дней войны перед городом встала главная проблема — разместить по жилищам прибывающее население. О масштабах этой проблемы говорили цифры роста жителей города: на 1 января 1941 года число их составило 450 тыс.; в течение второй половины этого года цифра эта возросла на 103 тыс.; в 1942 году — на 43,5 тыс., в 1943 году —на 12 тыс. На 1943 год население Новосибирска составляло уже 600 тыс. человек.

Многих прибывающих в город эвакуированных сразу устраивали на квартиры (подселение), для других временным приютом стали корпуса будущих заводских цехов. При создании авиационного завода жильем для его рабочих и служащих служили школы, недостроенный театр оперы и балета. В зимнее время эвакуированные рабочие построили около двухсот дощатых бараков, где каждая семья получила комнату. Жилой фонд города на начало войны составлял 1 млн. 480 тыс. м2, с низкой фактической нормой заселения — чуть более 3 м2 жилья. В военные годы в Новосибирске было построено 374 тыс. м2 жилой площади. Это было очень мало — фактическая норма заселения на человека снизилась в среднем до 2 м2. Причем это было в условиях Сибири с ее резко континентальным климатом, холодной снежной и затяжной зимой.

Городу остро были нужны теплые и достаточно благоустроенные помещения, способные сохранять людям жизнь и работоспособность. Все силы и знания ученых, инженеров-строителей и архитекторов были направлены на решение этой проблемы. Научные работники Московского и Ленинградского инженерно-строительных институтов, эвакуированных в Новосибирск, Новосибирского инженерно-строительного института, сибирской группы Академии архитектуры интенсивно работали над решением всех вопросов, связанных со строительством. Все, начиная от снижения нормативных требований по проектированию и кончая упрощением конструкций зданий, как промышленных, так и жилых, подчинялось строжайшим требованиям экономии средств на постройки и экономии времени при строительстве сооружений.

Первым мероприятием на пути изучения и обобщения уже имеющегося опыта по текущему строительству в условиях военного времени стало урало-сибирское совещание, организованное Всесоюзным правлением Союза советских архитекторов, где обсуждалась проблема «массового жилищного строительства на Урале и Сибири для  эвакуированных    предприятий»,   созванное    в Свердловске в 1942 году. На совещании выступили крупнейшие архитекторы и инженеры-строители страны. С докладом «Массовое жилищное строительство военного периода на Урале (на базе использования в строительстве шлаков и дерева)» выступил член-корреспондент Академии архитектуры СССР профессор Г. А. Симонов. Доклад «Массовое жилищное строительство во» енного периода в Сибири (на баэе использования в строительстве дерева и грунтоблоков)» сделал член-корреспондент Академии архитектуры СССР А. И. Гегелло. Профессор А. Д. Крячков выступил на этом совещании с сообщением об особенностях планировки и конструкциях массового жилищного строительства в условиях Сибири. Последовательно, опираясь на экспериментальные данные, он провел принцип компактности планового и объемного решения зданий и сооружений как основной и предложил совещанию ряд проектных разработок в этом направлении.

В принятой на совещании резолюции говорилось, что для строительства военного времени характерно уменьшение планировочных и конструктивных строительных норм, ускорение темпов строительства, облегчение и упрощение конструкций, особая экономия строительных материалов и замена их имеющимися на местах, что не требует загрузки транспорта, широкое использование неквалифицированной рабочей силы. В резолюции содержался ряд положений об архитектурной характеристике застройки, о рекомендуемых типах жилищ, как временных, так и постоянных, давались рекомендации об обязательном использовании при строительстве двухэтажных домов с высокими крышами чердачного помещения как мансардного этажа, мезонина и т. п. Эти рекомендации были разработаны и практически опробованы А. Д. Крячковым. Осенью 1941 года руководство комбината № 179 в Новосибирске, находясь в критическом положении с расселением эвакуированного населения, остановилось на таком способе расширения жилой площади, как на самом эффективном и целесообразном. За четыре осеннезимних месяца под жилье были приспособлены чердаки 140 деревянных и каменных домов. Все это в совокупности с рядом других мероприятий сгладило остроту вопроса о временном размещении эвакуированных людей.

К 1942 году наметился уже переход к более «культурным» видам упрощенных некапитальных жилых построек. Землянок и полуземлянок уже не строили.

Наибольший процент застройки в 1942 году приходился на деревянное брусчатое и рубленое двухэтажное (23%) и каркасно-засыпное барачное и квартирное одноэтажное строительство (47%). 20% жилой площади из всей введенной в строй было получено за счет приспособления чердачных помещений существующих жилых домов. Реконструкция их и подготовка коммуникаций — отопления, водопровода, канализации, электричества — сводились к обшивке стен и потолков, утеплению их, установке дверей и окон, переносных плит и других нагревательных приборов. В то время и новые дома начали строить так, чтобы можно было использовать под жилье чердачное пространство, получая значительный экономический и производственный эффект.

Учитывая важность систематического изучения опыта строительства военного времени, в Новосибирске была проведена научно-техническая конференция Московского и Новосибирского инженерно-строительных институтов, в которой участвовали крупнейшие ученые страны: профессора В. 3. Власов, Н. И. Стрелецкий, В. А. Попов, А. И. Гегелло... Обсудив доклад А. Д. Крячкова «Уроки практики строительства Сибири и Урала для восстановительного периода», конференция вынесла постановление о целесообразности включения в тематический план научных работ Академии архитектуры СССР следующей темы: «Систематическое изучение и анализ материалов строительства военного времени Сибири и Урала для использования его опыта и достижений». В плане этой темы А. Д. Крячков написал работу «Практика массового строительства военного времени  Сибири и Урала и ее уроки для послевоенного периода», в которой давал сравнительный технико-экономический анализ упрощенных видов строительства в Сибири. В другой работе—«Новые виды массового строительства жилищ военного времени на основании опыта Сибири» — он сделал теоретическое обоснование наиболее реальных в условиях Сибири новых видов строительства и описание сборных барачных, каркасных и трехэтажных рубленых домов с технико-экономическим анализом и выводами по их эксплуатации в сибирских условиях. В марте 1942 года Андрей Дмитриевич становится старшим научным сотрудником Академии архитектуры СССР. В удостоверении, подписанном президентом Академии В. А. Весниным, говорилось о том, что он является членом группы Академии по Новосибирской области.

Большой практический опыт строительной и проектной работы (свыше 40 лет работы в Сибири) А. Д. Крячков решил обобщить в монографии «Влияние климата и природы на строительство и архитектуру в Сибири». При том централизованном нормировании, типизации и проектных правил, которые сложились в то время в стране, постоянно давал о себе знать недоучет периферийной специфики, тем более, что техническая литература тогда была крайне бедна региональными трудами в области строительной техники. Труд А. Д. Крячкова во многом должен был заполнить этот пробел. Он выявил в ней влияние низких температур на кирпичные и железобетонные конструкции, объясняя причины расслоения стен, появления трещин, отслоения штукатурки и т. п. Основываясь на экспериментальных данных, Андрей Дмитриевич предлагал изменить или внести коррективы в целый ряд действующих строительных норм. Например, он считал, что требования теплотехнических норм толщины кирпичной стены в 3 кирпича завышены и могут быть изменены до нормы в 2,5 кирпича, в то время как влияние снега, этого весьма существенного фактора в условиях Сибири, в нормах отражено недостаточно реально. А. Д. Крячков предложил для Западной Сибири повысить на 20% нормы ОСТа 1940 Наркомстроя по снеговым нагрузкам на крыши промышленных зданий, исправить профили снеговых отложений между фонарями этих зданий, исходя из новых публикуемых им данных, уменьшить глубину заложения фундаментов и повысить допускаемые напряжения на грунт на 20—30% против нормы.

Указывая на то, что наружная цементная штукатурка зданий из-за резких колебаний температур и влажности быстро разрушается, отчего здания принимают вид руин, А. Д. Крячков настойчиво пропагандировал известково-алебастровые и каменные штукатурки, а также кирпич и естественный сибирский камень для облицовки стен, цоколей и карнизов зданий.

Андрей Дмитриевич хорошо изучил общие геологические условия строительства в Западной Сибири и неоднократно предлагал ряд оригинальных решений кон-структирования фундаментов зданий и сооружений в Кузбассе, Новосибирске, Томске и других городах. Он, например, участвовал в выборе конструкций фундаментов для домны Кузнецкого металлургического комбината, исследовал совместно с профессором В. К. Дмоховским основания под фундаменты наиболее ответственных конструкций здания театра оперы и балета в Новосибирске. Результаты этих исследований также нашли отражение в монографии.

Работа А. Д. Крячкова содержала также и собранный им большой документальный материал по истории зодчества сибирских народов, по истории русской архитектуры в Сибири. Анализируя данный материал, он показал зависимость сибирского зодчества от природных условий, отметив также, что позднейшая архитектура конца XIX—начала XX века в связи с переселенческим движением в Сибирь начала терять сибирскую региональную специфику. В холодном климате появляются сложные формы планов и периметров сооружений, узкие корпуса, обилие стекла, лоджий, балконов и т. п. Рассматривая типовые проекты массового жилищного строительства, ученый показывает, что они не отвечают основным требованиям строительства и экономики именно из-за игнорирования климатических факторов, в частности, несоблюдения принципа компактности в плане и объеме. Отмечая, что существующие в теории и практике архитектурного проектирования коэффициенты экономичности и целесообразности планировки жилых зданий K1 и К2 не дают точной характеристики последних, он ввел новый коэффициент компактности К3 — отношение сумм боковых площадей постройки к ее объему, который дает полную характеристику экономичности не только жилых, но и всех других видов зданий. Введение его в практику, писал А. Д. Крячков, обеспечило бы оценку проектов точным методом... В своей монографии он поставил еще много вопросов народнохозяйственного значения и по целому ряду их дал конкретные предложения, значительная часть которых вошла в практику строительства, принеся соответствующие технические и экономические эффекты.

15 октября 1941 года Высшая аттестационная комиссия, в порядке исключения, разрешила А. Д. Крячкову защищать диссертацию на ученую степень доктора наук на совете Новосибирского инженерно-строительного института при условии привлечения на защиту в состав совета с правом решающего голоса докторов наук, профессоров из других институтов, а также крупных инженеров с производства, специалистов по строительному производству, с предоставлением этого состава на утверждении  ВКВШ   (Всесоюзного комитета высшей школы). Защита состоялась 1 февраля 1942 года на объединенном Ученом совете Московского и Новосибирского инженерно-строительных институтов, а 3 октября 1942 года Высшая аттестационная комиссия присудила профессору А. Д. Крячкову ученую степень доктора   технических наук.

По-прежнему Андрей Дмитриевич загружен и проектной работой. Комиссия Академии наук поставила вопрос об организации постоянного академического учреждения в Сибири — Западно-Сибирского филиала АН СССР. ПОДРОБНО О ЗДАНИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР В НОВОСИБИРСКЕ

В 1946 году А. Д. Крячков вновь проектирует комплекс зданий Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР. Программа строительства была сильно расширена. Заключение академика А. В. Щусева о недостаточности предоставленных территорий для размещения всех зданий филиала в отведенных кварталах по ул. Фрунзе требовало выделения нового земельного участка. Президиум филиала Академии наук СССР выбрал, а горисполком отвел площадь в четыре квартала (около 8 га) в северной части города, за зданием окружного Дома офицеров, между ул. Советской и Красным проспектом (до ул. Достоевского).

Здания основных научных институтов А. Д. Крячков разместил по периметру кварталов, объединив их в общую территорию для всех сооружений, но с отступлением зданий до 20 м от красных линий магистралей.

Лабораторные корпуса, а также жилые дома были размещены во внутриквартальных, хорошо озелененных пространствах. Композиционным центром всего комплекса-ансамбля становилась семидесятиметровая башня, выходящая на ул. Гоголя. Основанием ей должен был стать административно-хозяйственный корпус, соединяющий горно-геологический и химико-металлургический институты. «Эта башня как вертикальный ориентир,— по словам зодчего,— необходима не только для возглавления комплекса академических зданий, но и для всей северной части города, страдающей монотонным силуэтом и кризисом вертикальных ориентиров». Утилитарно башня была оправдана, так как нужен был запасной резервуар воды, размещавшийся в башне, для застройки отведенных кварталов. Градостроительно башня нужна была именно в этом месте, так как она замыкала ул. Челюскинцев, идущую от вокзала к Красному проспекту. Создавалась определенная пространственная взаимосвязь между двумя градостроительными элементами, гармонизирующая городскую среду, придающая ей системное единство. Но башня академического комплекса почти «дословно» повторяла композицию башни ленинградского здания бывшего Адмиралтейства, замыкающего перспективы знаменитой трехлучевой системы проспектов «Северной Пальмиры». Тот же высотный размер, то же завершение башни шпилем, та же ретроспекция архитектуры русского классицизма. Башня также просматривалась на значительном расстоянии по ул. Гоголя и со стороны Красного проспекта. Комплекс зданий филиала не был построен. В 1948 году в ходе разработки технического проекта работа была приостановлена. Но качество проектных работ по этому комплексу сооружений было признано высоким и президиум Академии наук СССР наградил авторов Почетной грамотой и денежной премией.

А. Д. Крячков с 1906 года стоял у истоков архитектурного образования в Сибири. Подготовка архитектурных кадров для Сибири всегда была основой всей его деятельности. Педагогическую работу в течение 47 лег он никогда не прерывал. Ему часто приходилось отстаивать существование отделения в Новосибирском инженерно-строительном институте, дающего архитектурное образование.
Учитывая будущее Сибири, стремительный рост ее городов, промышленности, развитие транспорта, культуры Андрей Дмитриевич ставил вопрос перед административными органами о подготовке проектировщиков-градостроителей, о реорганизации архитектурного отделения НИСИ в архитектурный факультет со специализацией по гражданской и промышленной архитектуре. (Только в 1950 году Министерство высшего и среднего образования произвело такую реорганизацию отделения, а в 1956 году увеличило набор студентов на архитектурный факультет. В 1962 году на факультете создана кафедра «Архитектуры промышленных и сельскохозяйственных сооружений». Специализация по градостроительству на архитектурном факультете НИСИ открыта только в I960 году. В 1989 году в Новосибирске открыт архитектурный институт.).

В 1947 году А. Д. Крячков внес предложение об открытии в Новосибирске филиала Всесоюзной Академии архитектуры, что диктовалось самой жизнью: большие строительные перспективы на востоке страны требовали развития научно-исследовательских сил Сибири в области строительства и архитектуры, роста квалифицированных инженерно-строительных кадров. Решению этой ответственной задачи сам ученый посвятил много лет в своей жизни.

Творческое наследие профессора А. Д. Крячкова в сибирской архитектуре обширно, интересно и значительно. Он всегда был поборником технического прогресса в строительстве, имел высокую профессиональную архитектурную культуру, обладал острым чувством современности и стремлением к новшеству. Его творческие архитектурные работы отличаются высоким уровнем плановых решений, градостроительным мастерством, ансамблевой увязки сооружений с природным и архитектурным окружением (средой). Построенные им здания5 отличаются соотносимым со своей эпохой высоким техническим совершенством, новизной и логичностью конструктивных решений, экономичностью, долговечностью. Все, что он построил, создал, сказал, является лучшим памятником человеку, который любил жизнь и представлял ее себе как беспрестанный труд и творческий процесс... Личная и профессиональная культура, обширные знания в области мирового и русского архитектурного наследия, глубокое понимание специфики строительства в Сибири — все это нашло отражение в многообразной деятельности Андрея Дмитриевича Крячкова и делает его наследие созвучным нашему времени, дорогим и полезным.

С.Н. Баландин.«А.Д.Крячков. Сибирский архитектор»

ПРОХОЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ И НАГРАДЫ А. Д. КРЯЧКОВА

1902 год. По окончании Института гражданских инженеров в Петербурге по I разряду приказом по Гражданскому ведомству от 16 декабря утвержден в звании гражданского инженера в чине коллежского секретаря со старшинством.

1907 год. Приказом по Гражданскому ведомству от 7 августа за выслугу лет (5 лет) произведен из коллежских секретарей в титулярные советники.

1909 год.  Приказом по Гражданскому ведомству от  1   января награждён орденом св. Станислава III степени.

1910 год. Приказом по Гражданскому ведомству от  16 марта произведен  из   титулярных  советников  в  «коллежские   асессоры  со старшинством за выслугу лет.

1916 год. Приказом по Гражданскому ведомству от 1 января награжден орденом св. Станислава II степени. 29 февраля произведен из коллежских асессоров в надворные советники за выслугу лет.

1920 год. Избран в звании профессора.

1921 год.  Утвержден  Государственным  ученым  советом  в  звании профессора по кафедре архитектуры Томского технологического института.

1935 год.  1  ноября назначен деканом  архитектурной специальности Сибирского строительного института в  Новосибирске.

1936 год. Приказом Наркомтяжпрома от 26 октября утвержден в должности заместителя директора  по научно-учебной работе Новосибирского инженерно-строительного института им. В. В. Куйбышева.

1937 год. Награждается дипломом и премией Гран При Международной выставки искусств и техники в Париже.

1939 год. 29 апреля награжден грамотой «Лучшему ударнику». В  ней  говорилось:   «Тов.  Крячков  Андрей  Дмитриевич,  награждая тебя почетным званием ударника, дирекция, партком и местком Новосибирского инженерно-строительного института им.  В.  В. Куйбышева  выражают твердую уверенность в том,  что,  подавая  личный пример трудового героизма, ты и в дальнейшем останешься в первых рядах славных бойцов-строителей первого в мире социалистического государства...».

1940 год. В связи с 10-летием Новосибирского инженерно-строительного института им. В. В. Куйбышева награжден значком  «Отличник социалистического соревнования Наркомстроя».

1942 год. 3 октября утвержден в ученой степени доктора технических наук.
 
1944 год. Утверждается в звании заслуженного деятеля наука и техники РСФСР.

1947 год. 10 марта указом Президиума Верховного Совета СССР награжден орденом Трудового Красного Знамени.

1949 год. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер