Деревянное зодчество Новониколаевска

Жилой пятистенный деревянный дом, приплавленный из Колывани. Стоял по Большевистской улице и снесен в связи с постройкой городской набережной
Жилой пятистенный деревянный дом, приплавленный из Колывани. Стоял по Большевистской улице и снесен в связи с постройкой городской набережной.
Дом по улице Горького, 65
Дом по улице Горького, 65  
Городской деревянный двухэтажный дом начала XX века по улице Мостовой, 22/а.
Городской деревянный двухэтажный дом начала XX века по улице Мостовой, 22/а. 
Нахаловка. Беспорядочная застройка берегов Оби в районе бывшего переселенческого пункта
Нахаловка. Беспорядочная застройка берегов Оби в районе бывшего переселенческого пункта
Жилой деревянный дом с «прирубом» по ул.Чаплыгина, № 86.
Жилой деревянный дом с «прирубом» по ул.Чаплыгина, № 86.  
1. Декор жилого дома по улице Мостовой (несохранился) 2. Декор жилого дома по улице Инской, № 7.

1. Декор жилого дома по улице Мостовой (несохранился)

2. Декор жилого дома по улице Инской, № 7. 
1. Декор окна с «птичьей ладьей»,расположенной между волютами надоконной доскии виноградными лозами,в доме на ул. Маковского,№ 13. 2. Обрамление окна деревянного жилого дома по ул. Большевистской, № 29

1. Декор окна с «птичьей ладьей»,расположенной между волютами надоконной доскии виноградными лозами,в доме на ул. Маковского,№ 13.

2. Обрамление окна деревянного жилого дома по ул. Большевистской, № 29 

1. Верхняя надоконная часть наличника окна жилого дома по улице Горького, № 51. Сложно профилированный карниз барочного характера обрамляет поле доски, заполненное рельефным вазоном. 2. Наличник окна деревянного жилого дома по улице Щетинкина (не сохранился).

1. Верхняя надоконная часть наличника окна жилого дома по улице Горького, № 51. Сложно профилированный карниз барочного характера обрамляет поле доски, заполненное рельефным вазоном.

2. Наличник окна деревянного жилого дома по улице Щетинкина (не сохранился). 

Декоративное обрамление окна деревянного жилого дома по улице Большевистской, № 7 Декор надоконных и подоконных частей наличников окон деревянного жилого дома по улице Коммунистической, № 23
 
1. Карнизные узоры с порезкой уточками (дождём). Дом по улице Трудовой (не сохранился).
2. Розетка - солнышко во фронтончике жилого дома по ул. Бориса Богаткова, №64.

Декор надоконных и подоконных частей наличников окон деревянного жилого дома по улице Коммунистической, № 23 

Декоративное обрамление окна деревянного жилого дома по улице Большевистской, № 7

1. Карнизные узоры с порезкой уточками (дождём). Дом по улице Трудовой (не сохранился).

2. Розетка - солнышко во фронтончике жилого дома по ул. Бориса Богаткова, №64.

1. Карниз жилого дома по улице Коммунистической, № 25. 2.Обрамление окна деревянного жилого дома по улице Бориса Богаткова, № 64. Боковые элементы обрамления выполнены в виде стилизованных колонок с капителями, покрытых чешуёй.

1. Карниз жилого дома по улице Коммунистической, № 25.

2.Обрамление окна деревянного жилого дома по улице Бориса Богаткова, № 64. Боковые элементы обрамления выполнены в виде стилизованных колонок с капителями, покрытых чешуёй. 

1. Подоконная часть оконного обрамления деревянного жилого дома по улице Бориса Богаткова, № 64. 2. Подоконная доска наличника окна деревянного жилого дома по улице Щетинкина (не сохранился)

1. Подоконная часть оконного обрамления деревянного жилого дома по улице Бориса Богаткова, № 64.

2. Подоконная доска наличника окна деревянного жилого дома по улице Щетинкина (не сохранился) 

Жилой деревянный шестистеный или круглый дом на кирпичном фундаменте по улице Мостовой (не сохранился)
Жилой деревянный шестистеный или круглый дом на кирпичном фундаменте по улице Мостовой (не сохранился) 
Жилой дом по улице Мостовой (не сохранился)

Жилой дом по улице Мостовой (не сохранился) 

Застройка Новониколаевска первых десятилетий была почти вся деревянная. Жилые здания с усадьбами располагались в кварталах, небольших по площади,— в среднем от 1,5 до 2 га. Кварталы были рассчитаны на одноэтажную усадебную застройку полусельского типа с размещением хозяйственных построек и огорода в глубине участка.

Усадебная площадь составляла от 1200 до 2000 м2. Еще и сейчас в старых кварталах города можно найти примеры такой застройки, когда на улицу был обращен фасад жилого дома и глухой торец амбара, а между ними располагались ворота с калиткой. Иногда жилой дом был деревянный, а сарай и ворота даже каменные. Площадь застройки на участках равнялась всего 15—18%, то есть на усадьбе возводились 1,1 —1,2 строения с жилой площадью в среднем 35 м2. Плотность населения в селитебной части города была низкой — не превышала 50 человек на га. Однако со временем, в процессе развития городской жизни, характер кварталов изменяется, особенно в центральной части города, где происходит концентрация коммерческой застройки, построек зрелищного характера, ресторанов, культовых сооружений, административных и учебных заведений, а также доходных жилых домов и городских особняков. Стирается уже четкое разделение кварталов на отдельные участки, они плотно застраиваются по периметру; для разделения примыкающих друг к другу деревянных домов сооружаются кирпичные или каменные брандмауэрные стены.

В городском деревянном доме уже устраиваются входы с улицы — «парадные». Дома нередко возводятся с первым каменным этажом и вторым деревянным. Резко повышается процент застройки в центральных районах города—до 50—60%. Внутри таких кварталов сосредоточиваются хозяйственные постройки, конюшни, сооружения для хранения сырья и продуктов, кустарные мастерские и заведения. Создавая крайнюю затеснённость внутриквартального пространства, эти строения подразделяли его на отдельные «городские» дворы, лишенные зеленых насаждений.

Так как в первое десятилетие развития Новониколаевска в его социальном составе преобладали крестьяне, то и в застройке города еще некоторое время продолжали появляться жилища народного типа с традиционными планировочными, конструктивными и декоративными элементами. В последующие годы народно-традиционный тип деревянного жилого дома изменился в своей основе, преобразовавшись в многоквартирный дом, однако приемы народного декора долго еще сохраняли свой строй и характер в композиции новых сооружений.

Дерево — наиболее дешевый строительный материал, который хорошо освоили народные строители, достигшие высокого мастерства и виртуозности в его применении. Дерево было излюбленным материалом в народном строительстве благодаря его хорошим теплотехническим и гигиеническим качествам и доступности в обработке. Плотники были не сезонными работниками — они могли заниматься строительством круглый год, ведь плотничество как промысел всегда играло большую роль в жизни русских крестьян и горожан. Обладая традиционным мастерством и организационными навыками, плотничьи артели в короткие сроки возводили значительные комплексы жилых и хозяйственных построек в городах Сибири, в том числе и в Новониколаевске.

Приплавка готовых домов (или срубов под дома) по воде также требовала значительного искусства, но и оно было хорошо знакомо строителям-плотникам. Город застраивался быстро, буквально сотни жилых деревянных домов, амбаров, сараев, конюшен и других построек появлялись ежегодно. Велико было их разнообразие в типах, конструкциях, декоративном убранстве, и это было естественным для вновь формируемого города, где не сложилось еще каких-либо традиций, а строительный бум в условиях частновладельческой анархии не позволял достигнуть архитектурного единства застройки. Кроме того, с проведением железной дороги усилилось переселенческое движение в Сибирь, и в Новониколаевске, как и в других городах этого края, оседало много переселенцев с Верхнего и Среднего Поволжья, из Вологодского края, с Прикамья, которые привезли с собой богатый опыт жилищного строительства в этих районах, претерпевший много новшеств во второй половине XIX в. в результате капиталистического развития пореформенной России.

В ранний период строительства города жилые деревянные дома были представлены просто клетями — четырехстенными срубами, перекрытыми двускатными или четырехскатными стропильными крышами. К таким клетям-срубам пристраивались холодные сени. Строились и «длинные» клети, то есть срубы из бревен длиной в 8—9 м, разгороженные внутри перегородками на отдельные помещения — кухни и комнаты. Но более всего были распространены «пятистенки» — срубы прямоугольной формы, разделенные на кухню и комнату «пятой», бревенчатой стеной. К «пятистенкам» пристраивались холодные, а иногда и бревенчатые (прирубы) сени и кладовые.

Можно было найти и дома «со связью», то есть состоящие из двух срубов, соединенных сенями. В основном такие дома были приплавлены или привезены из окрестных сел — Колывани, Бердска, Сузуна и др.

Распространились и большие крестьянские дома-шестистенки— квадратные в плане и разделенные внутри срубными стенами на 4 помещения. Перекрывались они на 4 ската стропильной крышей и иногда назывались «круглыми» домами.

Большинство домов ставились на каменные или кирпичные фундаменты для защиты постройки от сырости. Иногда фундамент возвышался до полудомка — высокого кирпичного подклета, на котором устанавливалась жилая изба. Подклет служил хозяйственным помещением. Ставили дома и на «стулья» — деревянные короткие столбы, врытые в землю, или на кирпичные столбики. Срубы ставили на «стулья» подвалинами — большими в диаметре нижними брёвнами сруба, иногда стёсанными с боков. Полы в одноэтажных домах устраивали чаще всего на «переводах» — брёвнах, врубленных в нижние венцы сруба, но иногда «переводы» устанавливали и непосредственно на «стулья».

Выбор типа жилого дома находился в прямой зависимости от имущественного состояния застройщика. Было в городе множество землянок по оврагам и берегам речек, различных бараков и других «немыслимо» бедных, сколоченных как попало, хибар, о которых говорил еще Ю. А. Шмидт в 1894 г. Но вскоре появляются и большие многоквартирные дома городского типа, помещения которых сдаются внаем. Квартиры таких домов состояли из гостиных, спален, столовых, кухонь и передних.

В центральной части города возводятся двухэтажные дома как народного типа, так и большие городские. «Двужирные» дома крестьянского типа имели жилую подызбицу (подклет), развитую в целый этаж с окнами и печью. Подклет нередко использовался под ремесленную мастерскую, или в нем проживали хозяева, сдававшие верхний этаж дома жильцам. Распространились в городе дома смешанной конструкции с первым кирпичным и вторым деревянным этажами. Такие дома имели высокие этажи, большие окна и богатое декоративное убранство фасадов. Эти дома были «доходными», квартиры в них сдавались зажиточным горожанам, городской буржуазии и чиновничеству.

Все декоративное богатство городского жилого дома выносилось на фасад, выходящий на улицу. Если в домах народного типа входы находились лишь во дворах, то в «городских» домах устраивался еще и второй — «парадный» вход с улицы. Чаще всего входы с улицы и со двора вели в пристроенную к дому галерею, из которой можно было пройти в дом. Галереи были глухие или застекленные, а иногда и совсем открытые во двор, огражденный забором.

Во вторые этажи больших городских домов также вели галереи, на которые поднимались по лестницам. Галереи и лестницы находились в легких пристройках к домам; иногда лестничные клетки имели срубные стены.

В городских домах главные комнаты (общие, гостиные, столовые) обращались окнами в сторону улицы; кухни, прихожие, спальни — во дворы. Очень редко на вторых этажах устраивались балконы, еще реже — лоджии.

Жилые здания в городе претерпевают быструю техническую эволюцию. Увеличивается высота помещений, особенно жилых комнат, улучшаются условия отопления по сравнению с крестьянским способом обогрева жилища (появляются разнообразные и усовершенствованные системы печей), увеличиваются количество и размеры оконных проемов. В результате повышается санитарно-гигиенический уровень части жилищ в городе, но вместе с этим ухудшается общее градостроительное состояние в центральных кварталах города из-за уплотнения застройки, резко возрастает пожарная опасность.

Срубы деревянных зданий, возведенные из круглых бревен, чаще оставались открытыми. Прекрасно обработанные бревна, плотно подогнанные в срубную конструкцию стены, имели свойственную древесине хорошо выраженную пластику и красивый бархатисто-коричневый или серебристо-серый цвет. Реже применялась «ошалевка» срубов, то есть их обшивка тесом (доской) для утепления или из эстетических соображений, в подражание каменным постройкам.

Сопряжение брёвен в углах срубов было двух типов: «в обло» и «в лапу». Соединение «в обло» (с остатком), наиболее древнее на Руси, было широко распространено и в сибирском народном зодчестве. Соединение красивое по форме, четко фиксирующее, угол сооружения светотенью, прочное в конструктивном отношении. Соединение «в лапу» также давно известно русским народным мастерам. Оно экономичнее по расходу материала, но менее выразительно по характеру бревенчатой конструкции. Это соединение плотники применяли, желая приблизить сруб здания по характеру формообразования к каменному городскому дому.

Архитектурная композиция и декор деревянных зданий в большой мере зависели от формы и конструкции крыши. Если это были тесовые крыши, то их уклон был достаточно высок из-за большого количества осенних и зимних осадков. Если кровли были железными, то и уклон устраивался более пологим. Чаще всего крыши жилых зданий в Новониколаевске были четырехскатными со стропильными конструкциями. Двускатная крыша на «самцовых» бревнах, наиболее древняя в русском деревянном зодчестве, встречалась редко в первоначальном периоде строительства города. Редко также ставились дома в сторону улицы своими фронтонами. Если возводилась двускатная крыша, то дома длинной стороной ставились вдоль улицы, с тем, чтобы сохранить общую горизонталь карнизов. Однако на периферии города это не особенно соблюдалось.

Уже к концу XIX в. конструкция крыши из стропил стала преобладающей в деревянном строительстве. Иногда стропила упирались в длинные стены сруба, и тесовая кровля свисала над срубом. Но чаще устраивалась стропильная конструкция, опирающаяся на балки, лежащие поперек сруба и выходящие своими концами наружу, за сруб. Эти выпущенные концы переводов под стропила обшивались снизу и спереди досками, образуя глухой карниз вокруг дома. На стропила укладывалась обрешётка, на которую в свою очередь настилался кровельный материал. Стропильные крыши, перекрывающие жилые дома со сложными по конфигурации планами (г-образной, п-образной формы), имели большое разнообразие в своих видах.

Не всякий домохозяин имел средства украсить свой дом резьбой по дереву. Подавляющее число деревянных домов в Новониколаевске было лишено декора. Но и жилых домов с богатейшим декоративным нарядом было немало, причем с деревянной резьбой высоких эстетических качеств.

Господствовала в декоре сооружений так называемая пропильная резьба, сочетавшаяся с другими видами резьбы — объемной, выполняемой на токарном станке, накладной рельефной, плоской, плоской с прорезью. Деревянная пропильная резьба появилась во второй половине XIX в., ее широко использовали в украшении домов плотничьи артели отходников, дополняя наименее трудоемкую пропильную резьбу (лобзиком) трудоемкой рельефной и плоской резьбой. В целом домовая резьба в Новониколаевске в начале века достигла большой сложности и изобретательности, а также, как уже говорилось, достаточно высокой художественной меры.

Мотивы резьбы были чрезвычайно разнообразны. Это и всевозможные растительные узоры, и отвлеченный орнамент, редко зооморфные формы, сильно стилизованные или силуэтные, разнообразные розетки, городчатая резьба, орнаментальные элементы из архитектуры классицизма в различной интерпретации — колонки каннелированные, капители, сандрики, шнуры, кисти. Здесь также были и барочные криволинейные фронтонные доски, волюты, вазоны, картуши, геометрический орнамент и др. Казалось бы, такое разнообразие элементов декора помешает достижению полноценного художественного результата, может привести к эклектике, но этого, как правило, не случалось. Профессиональные навыки декорирования зданий, опыт поколений мастеров-домостроителей, развитое чувство меры и прекрасного давали достаточно высокий эстетический эффект. Даже некоторая декоративная перегрузка фасадов не воспринималась отрицательно в силу виртуозности исполнения самого декора и большой фантазии в композиции орнаментов.

В узорах пропильных декоративных элементов можно было разглядеть очень древние мотивы — вплетенные в орнаменты символы-обереги (охранительные знаки), сильно стилизованные народные образы птиц, коней, чудищ-русалок. Другие фигуры — круги, розетки, звезды, ромбы, квадраты, крестообразные знаки — символизировали огонь и солнце. Они также играли магическую роль оберегов. Даже древнеязыческие сюжеты дошли до нас в узорах порезок, такие, как старинный орнаментальный мотив богини-природы-женщины-дерева со спутниками или «птичьей ладьи» (две слитные птицы с человекоподобной фигурой между птичьими головами, повернутыми в разные стороны). Но в более поздние времена многие символические образы утеряли свой смысл и постепенно превратились в устойчивый орнаментальный узор чисто декоративного назначения, многократно воспроизводимый в силу традиции и устойчивости самого народного искусства, донесшего до XX в. древние образы с их забытым символическим содержанием.

В народной мифологии издревле сложились своего рода модели познаваемого мира, вселенной. И в области искусства отражались некоторые моменты познания вселенной, возникали попытки приобщиться к идее мироздания. Так, согласно представлениям народной мифологии о делении мироздания, на три яруса делился дом и соответственно украшался его фасад.

Подклетье (подполье) дома понимался в соответствии с моделью мира как «подземная часть» вселенной. Подклет не украшался, оставаясь обнаженным срубом. Жилая часть дома, особенно оконные обрамления — ставни, наличники, покрывалась иногда) изобильным растительным орнаментом, являющимся олицетворением жизни, урожая, благополучия. Жилая часть дома — это ярус земли, ее плодородия и всех ее жизненных благ. Растительный орнамент иногда переходил и на плоскость обшитых тесом стен или на обшитые досками углы дома. В орнамент порой вкомпоновывались силуэтные изображения птиц-петухов, певцов утренней зари, или голубей с распростертыми крыльями — символов надземного пространства. По народным поверьям, птицы связывали землю с небом.

«Небесный ярус» мира соответствовал завершению дома, его карнизу или фронтону (при двускатном покрытии без карниза). Конец конька крыши в крестьянском доме украшался фигуркой птицы или головой коня — существ, связанных с понятием солнца. На небе же была и та живительная влага, которая питает дождем землю и ее растительность. Поэтому свисающие с карниза узоры, ассоциируемые с дождем, изображают его в виде висящих вниз головой уточек или крылатых фантастических существ — сирен-русалок. И выше всего на фронтонах помещалось солнце: либо в виде розетки или орнаментной звезды, либо в виде круглого или полукруглого слухового окна с обрамляющими его лучами, либо в виде лучеобразной обшивки фронтона досками. Человек, живущий в среднем ярусе (земле), находился в центре мироздания. Такова семантика народной архитектуры, сохранившаяся в сильно завуалированной форме в декоре городского дома.

Если рассматривать по основным элементам декора жилые деревянные дома Новониколаевска, то можно отметить ряд общих композиционно-декоративных приемов. Многие дома при большом выносе карнизов, необходимых для защиты стен от дождя, имели небольшие фронтончики в виде треугольных подъемов карниза. Фронтончики устраивались или по оси симметрии фасада, или равномерно по фасаду, если их было несколько. Они давали возможность в большей мере осветить фасадные стены, придавали фасадной композиции большую законченность и нарядность. Фронтончики активно выделяли дом в ряду других по улице. Чаще всего в треугольном поле фронтона помещалась резная розетка, солярный знак «солнышко». Очень разнообразны были розетки-солнышки по форме и рисунку орнамента.

Карнизы домов украшались обильно пропильной резьбой, легким сквозным орнаментальным кружевом. Весьма четко выявляются общие приемы декора карнизов по степени сложности. Карниз дома мог быть украшен одной резной торцовой доской с городчатой или пропильной порезкой по ее низу. Декор карниза далее усложнялся введением второй резной доски, располагаемой за первой торцовой доской. Это был мотив фестонов, возможно, пришедший из архитектуры классицизма или с резных деревянных иконостасов, где мотивы драпировок с кистями часто имели место. Или его происхождение восходит к обычаям внутреннего убранства крестьянского дома, где рушниками драпировали верха окон или красные углы.

Далее карниз дополнялся богато орнаментированным фризом — лентой из вертикально поставленных дощечек на венцах сруба. Концы дощечек были объектом резьбы весьма разнообразной и тонкой. И, наконец, карниз подпирался прорезными декоративными кронштейнами, расположенными по фризу. Между кронштейнами часто размещалась накладная орнаментальная прорезь, разнообразная по рисунку. Часто это был мотив того же солярного знака в различной формальной интерпретации.

Так, усложняясь, дополняясь, карниз фасада приобретал необычайно богатый декоративный характер. В прорезках карниза много вариантов стилизованного цветка лилии, трилистника, колокольцев. Во фризах также можно увидеть вариации трилистников в различных сочетаниях. Здесь мы найдем и «уточек», висящих вниз головками с распростертыми крыльями. Фризовые доски дополняются городчатыми или объемными порезками, наложенными на фриз как пояски на всю его длину.

Как и карнизы, богато украшались оконные обрамления. Окна в городских домах имели большие размеры и различную форму — одиночные, сдвоенные, строенные при среднем более широком и узких боковых. Часто оконные проемы имели лучковую верхнюю часть с небольшим подъемом. Видимо, этот прием завершения оконного проема был заимствован из каменной архитектуры, от дугообразных каменных перемычек, перекрывающих проем окна. Оконные проемы обрамлялись наличниками, служившими объектами весьма богатого декора. Более всего украшалась резьбой надоконная часть наличников — доски, прикрывающие осадочный шов между бревнами сруба и оконной коробкой. Боковые части обрамления окон украшались орнаментальной порезкой — плетенками, жгутами, токарными фигурами, порезками в виде колонок ордерной архитектуры, своеобразно трактованными в пропорциях и деталях. Подоконная доска также украшалась, но несколько скромнее, чем надоконная. Резьба наличников по своей технике и пластическому многообразию сложнее и богаче резьбы карнизов зданий. Здесь и пропильная, и рельефная накладная, и рельефная сквозная, и городчатая резьба, а также их всевозможные сочетания в сложных и законченных композициях.

Силуэтные формы верхних досок наличников весьма разнообразны: прямоугольные с волютами, лучковые двух- и трехъярусные, с наложенными друг на друга досками (тип перспективного портала), килевидные, килевидные сложного волнообразного абриса, просто волнообразные, с волютами, с замкнутыми между волютами «птичьей ладьей» или пучком из трилистников и т. д. Как правило, все разновидности досок завершены профилированным карнизом, содержащим в своем силуэте четвертные валики, или выкружки с полочками, или каблучки. Вероятно, в завершении наличников оконных проемов также сказалось влияние каменной архитектуры XVII— XVIII вв. на деревянную городскую архитектуру конца XIX в. — начала XX в. Барочные волюты, картуши на фоне наличников, кронштейны, фланкирующие наличники, розетки, вкомпонованные в квадрат, создают светотеневое богатство, пластическую законченность. За всем этим угадывается историческая преемственность в развитии архитектуры деревянного жилища. Пластика в иных композициях весьма выразительна и динамична. Весь резной убор словно дышит органической жизнью, энергично заполняет фон по всей его площади, буйно и жизнерадостно развивается, выходя и за пределы фона на торцы оконных обрамлений — наличников.

В надоконных досках, обрамленных карнизиками, часто помещался резной вазон с растениями (старинный русский мотив), с виноградными лозами и кистями (или хмель), или два побега растительного орнамента, расходящегося в симметричном рисунке от оси симметрии тимпана. В растительный орнамент вкомпоновывались иногда стилизованные изображения птиц, цветов, бутонов. Вертикальные (боковые) доски обрамления представлялись колонками с резными капителями. Колонки покрывались резной «чешуей» или каннелюрами; вместо ствола колонки можно было видеть иногда жгут, точеные полустолбики (балясинки), резную плетенку. Подоконные доски были небольшими по величине, иногда они также декорировались картушами, розетками, растительным орнаментом, цветами, часто переданными в весьма реалистической манере. Нередко встречались висячие кисти с кольцами. Низ доски обычно вырезался по плавным кривым; композиция подоконной доски всегда была симметричной, как и верхняя часть оконного обрамления.

Но далеко не вся деревянная архитектура города имела высокий художественный уровень. Преобладали все же примитивные сооружения, лишенные каких-либо эстетических начал, плохо построенные технически, выполненные из неполноценных строительных материалов. Весь деревянный жилой фонд был лишен инженерно-технического оборудования— водопровода, канализации, центрального отопления, в значительной части электроосвещения. Отсюда появление надворных уборных, выгребных, мусорных ям и свалок на территориях усадеб. Отсутствие общегородского благоустройства, большое количество хозяйственных сооружений в жилых кварталах (сараев, конюшен, сеновалов, дровяных и угольных складов, ремесленных помещений) снижало санитарно-гигиенический уровень жилого фонда Новониколаевска.

В начале XX века в городе появляются деревянные жилые здания, построенные по проектам архитекторов или гражданских инженеров. Это были более сложные в планах и в объемном формообразовании сооружения, разрешаемые в стиле модерн или с элементами декора в характере архитектуры модернизированного классицизма. Такие дома часто имели ярко выраженную «всефасадность» общей композиции с отказом от симметрии тех фасадов, которые были обращены на улицу. Они возводились на высоком техническом уровне, отличались стилевой законченностью, хотя иногда в их оформлении ощущалась доля рафинированной изощренности или холодного профессионального индивидуализма. Эти здания отличались крупным масштабом как общих объемов, так и отдельных элементов архитектурного декора.

Среди деревянных зданий, построенных в начале века в Новониколаевске, встречались и весьма низкопробные образцы архитектуры, осуществленные с забвением народного опыта и эстетики, с пошлой орнаментикой, облицованные тесом (вагонкой), окрашенные масляными красками. В декоре этих зданий можно увидеть неумеренную аляповатую резьбу эклектического, мещанского характера, низкого художественного вкуса, так называемого «стиля петербургских дач». Эти жилые здания принадлежали прежде всего торгово-буржуазному слою населения города, который стремился выразить в архитектуре свое имущественное и социальное превосходство. Ряд таких сооружений — загородных дач появился в лесу на берегу Оби за речкой Второй Ельцовкой. Строились они и в центральных кварталах города.

С.Н. Баландин. «Новосибирск. История градостроительства 1893-1945 гг.»

Огромный ущерб нанёс деревянному Новониколаевску пожар 1909 года. Он начался 11 мая вблизи от современного дома по улице Каинская, дом 13 в усадьбе М.Гнусина. Искры, летящие от топившейся печи, воспламенили сено, загорелись постройки. Ветер, дувший с Оби, помогал распространению огня на соседние участки. За 3-4 часа выгорело 22 квартала, около 800 домов. Границами распространения пожара были улицы Каинская, Семипалатинская (Орджоникидзе), Николаевский проспект (Красный проспект) и правый берег реки Каменки.

 

Архитектура Новосибирска - Новониколаевска: 

Комментарии

С удовольствием внесли ссылку на ваши материалы в нашу копилку ссылок и прорекламировали вашу фотоколлекцию: http://nalichnik-ru.livejournal.com/382907.html Мы - это сообщество "Наличники России" в Живом Журнале: http://nalichnik-ru.livejournal.com. Приглашаем вас участвовать в работе нашего сообщества. Наше кредо: http://nalichnik-ru.livejournal.com/profile Желаем успеха в развитии вашего проекта. tradtextil, смотритель сообщества "Наличники России" в Живом Журнале

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер